Не вводите в заблуждение!

Не вводите в заблуждение!

Всё большее число соотечественников осознаёт тупиковый характер системы, базирующейся на господстве частной собственности на средства производства, на рыночной конкуренции и «открытости» экономики. Почти тридцать лет в нашей стране функционирует подобная модель развития. И что же? Россия так и не увидела позитивных результатов воплощения в жизнь неолиберальной концепции, тогда как за 25 лет Советской власти удалось не просто вытащить нашу страну из руин, но и вывести её на передовые позиции в мире.

Национализация — программная задача КПРФ

Одной из плодотворных антикризисных мер могла бы стать национализация ключевых отраслей экономики. Во-первых, современные экономические задачи носят долгосрочный характер и требуют огромных капиталовложений. А частный капитал ориентируется, как правило, на реализацию краткосрочных малозатратных проектов, сулящих ему получение прибыли в кратчайшие сроки.

Во-вторых, необходимость новой индустриализации и модернизации российской экономики, решения социальных проблем и укрепления суверенитета нашей страны несовместима с сохранением «неприкосновенности» итогов приватизации. Тем более что олигархические корпорации выведены за пределы российской юрисдикции, в результате чего остаётся меньше средств для финансирования жизненно важных социальных, инвестиционных и оборонных программ.

К тому же нельзя не обратить внимания на прямое возрастание удельного веса иностранного капитала в ключевых отраслях российской экономики. Уже в 2009 году, согласно данным Росстата, доля зарубежных компаний в добыче полезных ископаемых составляла 59%, в производстве нефтепродуктов и кокса — 50%. По словам генерального директора холдинга «Росгеология» Романа Панова в интервью журналу «Экономика и ТЭК России», «очень ощутима интервенция на российский рынок международных игроков… Компании с иностранным капиталом расширяют своё присутствие в России путём поглощения профильных российских или создания совместных предприятий». Панов отметил, что «если их доля в 2000 году составляла всего 5%, то в 2012-м — уже 27%, а при отсутствии должного противодействия… рост иностранного присутствия может к 2020 году привести к контролю зарубежными концернами 50—60% рынка».

Кроме того, сырьевые олигархи постоянно завышают цены на энергоносители, затягивая петлю на шее как населения России, так и реального сектора экономики. Нередко страна испытывает нехватку топлива внутри страны при его активном экспорте за рубеж.

Ряд простых вопросов

Насущная потребность в национализации ведущих отраслей хозяйства предполагает необходимость передачи командных высот экономики в руки государства. Однако защитники капитализма прилагают немалые усилия, направленные на то, чтобы дискредитировать идею неотложной национализации сырьевых, стратегических и других отраслей, обеспечивающих жизнеспособность общества и государства. Теперь они пугают людей не «опасностью возрождения командно-административной системы», не запугивают ужасами гражданской войны и тотальной экспроприацией, как они делали в 1996 году, а прибегают к более хитрому приёму. Они стремятся доказать, будто левопатриотические силы совершенно напрасно ставят вопрос о национализации, поскольку соответствующий процесс якобы давно… стал реальностью.

Нередко и со стороны представителей «партии власти», и со стороны либеральных псевдооппозиционеров, и со стороны «объективных экспертов» можно услышать рассуждения о том, что в России более 70% экономики перешло под управление государства. Основные отрасли промышленности и сырьевые ресурсы власть якобы уже национализировала, а государственные компании занимают ключевые позиции в отечественном народном хозяйстве. Поэтому и вопрос проведения национализации, мол, утратил свою актуальность. Подобные заблуждения получили весьма широкое распространение, даже от ряда товарищей из нашей партии порой можно услышать схожие утверждения.

Те, кто искренне полагают, будто основные отрасли экономики стали государственными, должны ответить на ряд простых вопросов. «Норильский никель», Магнитогорский и Новолипецкий металлургические комбинаты, «Северсталь» и «Уралмаш» разве являются государственными компаниями? А «Русал», «Металлоинвест», «Новатэк», «Лукойл», «Сургутнефтегаз», «Русснефть» тоже принадлежат государству? Это откровенно риторические вопросы. Достаточно ознакомиться с информацией о собственниках и руководстве перечисленных фирм, чтобы понять, кому в реальности принадлежат стратегические отрасли экономики.

В ответ на данный тезис некоторые могут моментально напомнить о таких компаниях, как «Роснефть», «Газпром», о государственных корпорациях вроде «Роснано», «Ростехнологии», Объединённая авиастроительная и Объединённая судостроительная корпорации. Что мы можем ответить? Эти и подобные им структуры являются государственными исключительно по названию. В реальности они действуют как частные лавочки.

О квазигосударственных монополиях

Многие представители экономических и политических кругов и экспертного сообщества подчёркивают, что государственные монополии в реальности функционируют вне парламентского и правительственного контроля. Так, по мнению Р.И. Хасбулатова, эти корпорации имеют право повышать цены на свои товары и услуги, а этого «никогда не происходило в мировой практике с такого рода предприятиями, поскольку прибыль — не главное для их деятельности». Он также указал, что менеджмент отечественных государственных корпораций выведен из-под общественного контроля, «располагает правами на «транжирение» крупных денежных средств на содержание спортклубов, СМИ, финансирование (и содержание) политических партий и движений, наделяет огромными бонусами свой персонал». В своё время, развивая этот тезис, совладелец Национальной резервной корпорации Александр Лебедев отмечал, что деятельность государственных компаний носит «непрозрачный характер», а это снижает их эффективность.

И совсем не случайно депутат Государственной думы, член Президиума, первый секретарь МГК КПРФ В.Ф. Рашкин регулярно ставит вопрос о «деолигархизации» государственных корпораций. Государство, находясь в плену неолиберальных иллюзий, отпускает в свободное плавание даже подконтрольные ему предприятия. От них не требуют ничего, кроме формального соблюдения законодательства.

Между тем непосредственной функцией любого собственника во все времена было планирование развития собственного хозяйства, иначе его банкротство будет неминуемым. Феодал планировал развитие своего поместья, капиталист — своего бизнеса. По аналогии и государство призвано планировать развитие подконтрольного ему хозяйства. Однако в нашей стране уже более четверти века отсутствует система централизованного планирования экономического развития. Государство не управляет своим сектором экономики. Более того, «государственные» компании уклоняются от реализации правительственных программ и даже нередко действуют в противоположном направлении. Как следствие, мы являемся свидетелями принятия сомнительных, с общественной точки зрения, инвестиционных решений их менеджментом. Но такие решения принимаются властью не по неразумению, а потому, что они полностью соответствуют интересам буржуазии, которым верно служат и Кремль, и российский «Белый дом», и Федеральное собрание, и судебная система. Эти слуги капитала никогда не посмеют обидеть своих хозяев.

Выход из непрерывного кризиса, в котором находится страна, может обеспечить только реальное управление государственным сектором экономики. Речь идёт об установлении действенного контроля над «государственными» компаниями со стороны государства. Сам собой напрашивается вывод о необходимости воссоздания системы государственного планирования экономического развития. Но наивно питать иллюзии, будто планирование в масштабах государства возможно в условиях всевластия частной собственности. Буржуазия и её политическая прислуга если и поддерживают подобные намерения и прожекты, то только для того, чтобы вводить в заблуждение миллионы трудящихся.

Опираться на ленинский наказ

Государство представляет собой не некую абстракцию, а организацию господствующего класса, каковым сейчас является буржуазия. В.И. Ленин в своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» подчёркивал, что базовый вопрос заключается в том, какой класс выступает в роли контролёра, а какой — контролируемым. При подходе к вопросу о национализации базовых отраслей экономики и планирования экономического развития следует опираться именно на этот ленинский наказ.

Мы слышим всё больше слов на тему отсутствия государственного контроля над монополистами, парламентского контроля над чиновничьим аппаратом и т.д. Но ведь в нынешней России, где господствуют капиталистические производственные отношения, все контролирующие институты являются буржуазными. А раз так, то и формальная передача отраслей производства и банков в руки государства в нынешних условиях не приведёт к кардинальным сдвигам в сторону прогресса, не будет применена для использования национального достояния в интересах народа.

Разве бандиты станут последовательно контролировать действия своих сообщников в интересах тех, кого совместно грабят? В лучшем случае будет создана имитация надзора за чиновничеством и «государственными» корпорациями. Соответствующие механизмы будут использоваться капиталом, во-первых, для борьбы со своими конкурентами, во-вторых, для обмана наёмных, эксплуатируемых работников. И не более того. При этом коррупция, казнокрадство, ценовой диктат «государственных» монополистов и «распил» государственной бюрократией финансовых потоков никуда не исчезнут.

Значит, КПРФ призвана по-ленински ставить вопрос и о национализации, и о планировании, то есть в тесной связи с борьбой за государственную власть трудового народа. Чтобы оставаться ленинцами, надо вести речь о передаче средств производства в руки именно трудящихся, а не олигархии. Ленинская программа борьбы с властью буржуазии ничуть не утратила своей актуальности и в настоящее время.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *