«Коммерсант»: Регионы подписываются под инициативой КПРФ о ратификации статьи 20 конвенции ООН против коррупции

К требованиям КПРФ ратифицировать ст. 20 Конвенции ООН против коррупции и ввести санкции за «незаконное обогащение» чиновников присоединились регионы, сообщает «Коммерсант». Вчера соответствующее обращение спикеру Госдумы Сергею Нарышкину направило заксобрание Ульяновской области. А в КПРФ говорят о поддержке еще в 11 регионах. Между тем объявленная Кремлем борьба с коррупцией сказалась на интенсивности работы правоохранителей. По статистике Следственного комитета России (СКР), в 2012 году количество возбужденных дел по преступлениям коррупционной направленности увеличилось в 1,6 раза.

Вчера депутаты Ульяновской области единогласно проголосовали за обращение к спикеру Госдумы Сергею Нарышкину. В нем говорится о необходимости ратифицировать ст. 20 Конвенции ООН против коррупции, которая предписывает ввести новый состав преступления — «незаконное обогащение» (увеличение доходов чиновника, которое он не может «разумным образом» доказать). Сама конвенция была ратифицирована РФ еще в 2006 году. Отказ ратифицировать ее целиком, сообщили ульяновские депутаты, «наносит ущерб престижу государства на международной арене и способствует эскалации преступных проявлений во властных структурах».

Инициатива ратификации ст. 20 конвенции принадлежит КПРФ. В поддержку своего законопроекта (последняя версия внесена вГосдуму в феврале) партийцами было собрано больше 120 тыс. подписей. Между тем в Ульяновской области инициативу Компартииподдержали единороссы. Вице-спикер заксобрания от «Единой России» Тамара Дмитриева заверила «Ъ», что «никаких команд сверху» по поддержке обращения не получала, но это было «правильное решение». А лидер фракции КПРФ Александр Кругликов отметил, что прежде партия власти на призывы не реагировала, а тут «все проголосовали». Правда, Ульяновская область не стала пионером в поддержке коммунистов. Аналогичные обращения были приняты 29 мая депутатами Санкт-Петербурга, а 30 мая — госсоветом Татарстана. Депутат Госдумы, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов сказал «Ъ», что всего инициатива нашла поддержку уже в 12 регионах.

Глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая («Единая Россия») вчера была недоступна для комментариев.

Единороссы неоднократно отмечали, что существующий в РФ комплекс антикоррупционных мер, который прорабатывался во время президентства Дмитрия Медведева (публикация сведений о доходах и имуществе чиновников; необходимость отчитываться за расходы, превышающие трехлетний доход семьи; кратные штрафы за взятки), и так достаточно эффективен. Но заметной частью публичной политической жизни, влияющей в том числе на высокопоставленных чиновников, борьба с коррупцией стала только в 2012 году, когда одной из тем очередного президентства Владимира Путина стало «очищение элит» («Ъ» подробно писал об этом 14 мая).

Изменился и объем коррупционных дел. Как следует из статистики, которую предоставили «Ъ» в СКР, разница между количеством возбужденных следователями СКР уголовных дел этой направленности в 2011 и 2012 годах разительна — 11 094 и 18 975 дел соответственно (не включены дела, которые возбуждало главное военное следственное управление СКР). Большая их часть в 2012 году пришлась на Приволжский (4434), Центральный (3866) и Уральский (3091) федеральные округа. Есть и «рекордсмены» среди регионов — например, в Челябинской области было возбуждено 1143 дела о коррупции (в 2011 году было 328 дел). В Пермском краеколичество коррупционных дел тоже выросло вдвое — до 663, как и в Московской области — до 710 в 2012 году.

Глава российского отделения «Трансперенси Интернешнл» Елена Панфилова заявила «Ъ», что СКР «вообще активизировался в 2012 году по многим направлениям, поскольку это новая структура и ей надо было отвоевывать место под солнцем». «А тут высшее руководство приказало: да, надо вычислять коррупционеров», — отмечает она. Правда, в некоторых регионах и в 2012 году дел против коррупционеров возбуждалось минимальное количеств: на Чукотке — одно, в Хакасии — 22, в Ингушетии — 54. Кроме того, отмечает эксперт, коррупционные дела не всегда доходят до суда, а порой переквалифицируются.

Сергей Титов, Ульяновск; Максим Иванов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *