«Благодарность» Европы

Случилось так, что Германия отказалась одолжить Пушкинскому музею картины из Дрезденской коллекции, которые должны были стать частью выставки, приуроченной к празднованию семидесятилетия окончания Второй мировой войны. Что это? Санкции? Продолжение линии давления на Россию? Очередная подножка Запада?

Если задуматься над данным вопросом и вникнуть в детали, то перво-наперво вспоминается судьба Дрездена — города, который усилиями английских и американских ВВС был буквально стёрт с лица земли в ходе крупномасштабных бомбардировок. Это случилось уже под самый конец войны, как раз 70 лет назад, 13-15 февраля 1945 года. Культурная столица Германии безостановочно горела в течение пяти дней. По разным оценкам, в ходе бомбардировки погибло от двадцати пяти до двухсот тысяч человек, подавляющее большинство из них — мирные жители. Было разрушено несчётное количество памятников архитектуры, в том числе сильно пострадал комплекс Цвингер, в котором с 1855 года располагалась Gemäldegalerie Alte Meister (Галерея старых мастеров или Дрезденская галерея).

Пока с неба падали бомбы, картины находились в заброшенных известняковых каменоломнях округа Мариенберг на глубине пятидесяти двух метров. Советские войска разыскали их по документам, в которых сообщалось, что сокровища Дрезденской галереи были перенаправлены в специальные хранилища, там же было указано их точное местонахождение. Слова на бумаге обещали надёжные, едва ли не лучшие в мире убежища для картин. В реальности запертые в штольнях бесценные произведения искусства постоянно подвергались воздействию грунтовых вод и плесени. Картины и скульптуры были свалены на пол безо всякой упаковки. В отдельном ящике хранилась лишь Сикстинская Мадонна работы Рафаэля. И всюду была заложена взрывчатка — гитлеровцы готовились взорвать шахты и уничтожить Дрезденскую коллекцию, лишь бы она не досталась победителям.

Советские солдаты извлекали заминированные произведения искусства из-под земли, рискуя собственными жизнями. Изувеченные картины затем в специальных вагонах отправились в СССР, их разместили в Москве, Ленинграде и Киеве. Десять лет длился непрекращающийся процесс реставрации, которым руководил Павел Дмитриевич Корин. В работах участвовала Ирина Александровна Антонова, нынешний президент Пушкинского музея, а тогда ещё молодой научный сотрудник. Именно её запрос отвергла Германия, когда речь зашла о том, чтобы отправить часть картин Дрезденской коллекции на временную выставку в Москву. А ведь когда-то трудами её и сотен других реставраторов крупицы красочного слоя отвоёвывались у грязи, сырости и плесени, латались изорванные, превратившиеся в лохмотья холстины.

В 1955 году в Пушкинском музее состоялась выставка избранных шедевров Дрездена, в которую вошли пятьсот пятнадцать произведений. Говорят, что люди могли стоять в очередях по двое суток, лишь бы попасть внутрь музея. Это было прощанием с картинами, оказавшимися в СССР после Второй мировой войны. Сразу же по окончании выставки начался процесс их возвращения в Дрезден, который в те годы находился на территории ГДР.

 Полностью передача всех спасённых шедевров завершилась в 1960 году, когда праздновалось четырёхсотлетие основания Дрезденских музеев. Всего в Германию вернулось почти полторы тысячи спасённых произведений искусства. Среди них многочисленные работы Рафаэля, Дюрера, Рембрандта, Тициана, Рубенса.

И вот, в 2015 году, просьба Ирины Александровны Антоновой натыкается на отказ. Выходит, что будто бы и не случилось спасения сотен картин, будто бы и не было широкого, безвозмездного жеста, мановением которого все эти сокровища вернулись в Германию. Интересно, отказали бы немцы в картинах дрезденской коллекции англичанам или американцам, чьи бомбы падали на Дрезден? Сиюминутные санкционные игры, кажется, оказались важнее вечного искусства, важнее благодарности, важнее Победы, которая принесла мир для растерзанной войной Европы.

Zavtra

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *