Чубайс, как много в этом звуке…

Трудно представить себе более ненавидимую личность в нашей стране, чем Чубайс. Перечисление одних лишь уничижительных кличек, придуманных ему в народе, заняло бы не одну полосу. Даже совершенно незнакомый с биографией Анатолия Борисовича человек знает, что Чубайс – это плохо. Эта мысль уже стала едва ли не архетипом, глубоко засев в подсознании. Это уже аксиома, истина, не требующая доказательств. Чем же этот видный российский чиновник заслужил подобную славу? Для того, чтобы это понять, пробежимся бегло по его биографии.  

В середине 80-х этот скромный кандидат наук, защитивший одну из бесчисленных не представляющих никакой научной ценности диссертаций, формирует вокруг себя кружок из начинающих экономистов, среди которых стоит отметить Кудрина, Когана, брата Игоря Чубайса, и примкнувших чуть позже Гайдара и Авена. Ядро «команды молодых профессионалов» сформировалось уже тогда – в середине 80-х. Впоследствии, держась друг за друга, все они сделали головокружительную карьеру. Начало этой карьеры было положено в клубе «Перестройка» — клубе, задачей которого являлось продвижение в широкие слои интеллигенции демократических идей. Во время выборов в Верховный Совет 89-года Чубайс занимал активную позицию в предвыборном штабе «выборы-89». Того самого, который поддерживал наиболее «демократических» из кандидатов. Многие депутаты, избранные при поддержке штаба «Выборы-89» впоследствии вошли в межрегиональную депутатскую группу, сформировавшуюся вокруг Сахарова, Ельцина, Гавриила Попова и др. Той самой группы, которой оказывал в 90-м году финансовую помощь конгресс США.

После этого карьера Чубайса делает резкий взлёт. Столь же резкий и, казалось, неожиданный – как и крушение СССР.

В 1990-1991 годах он заместитель, затем первый заместитель председателя Ленгорисполкома. В городе на Неве Чубайс не оставил ощутимого следа: запомнился лишь тем, что был активным сторонником собчаковского утопического проекта «свободной экономической зоны». В Ленинграде Чубайс задержался ненадолго: уже в ноябре 1991 года он назначен Председателем Государственного Комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом — министром России. Карьеры Гайдара, Чубайса и др. столпов «молодой российской демократии» движутся параллельно друг другу, и все – со скоростью курьерского поезда!

В это же время Чубайс становится первым президентом т. н. «Леонтьевского центра» — международного центра социально-экономических исследований, финансируемого некоей организацией «Американский институт демократии» (USAID). Вместе с ним в орбиту «USAID» попадают и его коллеги по клубу «Перестройка» – будущие младореформаторы.

В середине 92-го года – Чубайс уже заместитель председателя правительства РФ и один из авторов программы приватизации. Той самой программы, ставшей по сути дела простым прикрытием расхищения госсобственности теми, кто находился к ней ближе. Достаточно сказать, что во всей Латинской Америке 279 проданных госпредприятий принесли государству 30 млрд. долларов. 70 тысяч предприятий России – крупнейшей промышленной страны мира – принесли в казну лишь 9 млрд. «зелёных рублей».

Методы, а главное, результаты приватизации сделали Чубайса одним из самых одиозных политиков в России. Однако поддержку Ельцина он получал всегда и везде, что позволяло ему оставаться на плаву, несмотря на все усилия разного рода оппозиции.

Приватизация повлекла за собой невероятный хаос. И в этой мутной воде многие современные Остапы Бендеры могли ловить очень крупную рыбу. Приведём один из примеров такой, к счастью, несостоявшейся ловли:

В 1995 году нефть, предназначенная в обмен на кубинский сахар, была с подачи Чубайса передана Альфа-банку, с тем, чтобы, продав её на мировом рынке, Альфа-банк мог закупить сахар для страны. О сумме комиссионных, а также «навара», которую получил бы Авен (тот самый, из клуба «Перестройка», а после один из руководителей Альфа-групп) на этой сделке, можно лишь догадываться. И лишь чудом группе депутатов ГД удалось прекратить этот безумный проект. Сколько подобных проектов было успешно осуществлено – лучше даже не думать.

В том же году начинается и второй этап приватизации: пресловутые залоговые аукционы, у истоков которых стоят Потанин, Кох и наш герой (характерно, что Кох к тому времени сменил ставшего вице-премьером Чубайса на посту главы Госкомимущества). О том, что это была за афера – говорит уже само название этих аукционов: «залоговые». Дело в том, что государственные крупнейшие компании не продавались. Они сдавались в залог, что существенно снижало их стоимость. О том, что ни одно из предприятий – гигантов российской промышленности не было выкуплено государством у частного инвестора, можно и не говорить. Это – само собой разумеющаяся вещь. О том, сколь узок был круг покупателей, можно тоже особо не распространяться. Интересно другое «ноу-хау» Чубайса-Коха: значительное число компаний было продано частным инвесторам на деньги, взятые у государства в кредит. Интересна и другая «инновация»: оборонное предприятие выставляется на аукцион по стартовой цене, которая на два миллиона долларов ниже стоимости одного не имеющего аналогов в мире вертолёта, которое это предприятие производит. При этом в аукционе участвуют 3-4 частные фирмы, зарегистрированные где-нибудь в Московской области, и принадлежащие через подставных лиц одному и тому же олигарху. На этих самых аукционах и проросли как сорняки на компостных кучах такие деятели, как опальные Березовский и Ходорковский, а также продолжающий процветать великий россиянский патриот и губернатор Чукотки Абрамович. Сам Чубайс цинично говорил по этому поводу: «Если бы мы не провели залоговую приватизацию, то коммунисты выиграли бы выборы в 1996 году…»

Чтобы закончить приватизационную тему, необходимо сказать лишь о некоем «Российском центре приватизации», созданном в 1992 г. постановлением президента Ельцина. Активнейшую роль в этом центре играли иностранные советники, в частности выходцы из Гарварда Хай и Шлейфер, слухи о причастности которых к ЦРУ получили повсеместное распространение. Эти слухи совсем не беспочвенны, учитывая, что повышенный интерес они проявляли не к чему-нибудь, а к оборонным предприятиям, при этом всегда имея поддержку в лице председателя Госкомимущества (Чубайса), а при проведении торгов и продаж – лоббировали интересы американских фирм.

Следующим этапом деятельности Чубайса стали те самые выборы 96-го года. Выборы, закончившиеся уничтожением всех выборных протоколов, дабы исключить возможность пересчёта голосов, избранием на второй срок Ельцина (немедленно слёгшего в больницу), и позорнейшим во всей военной истории России событием – взятием штурмом Грозного чеченскими бандформированиями. Чудовищные затраты на поддержку Ельцина и надувание его рейтинга сделали своё дело. Одним из «творцов победы» стал Анатолий Борисович.

Получив после выборов гигантские суммы в виде «оплаты за лекции», до 1998 года Чубайс занимал различные посты в высших эшелонах власти: глава администрации президента, вице-премьер (одновременно министр финансов), член совета безопасности… Новый виток его карьеры начался с приходом его в РАО ЕЭС. В течение месяца было проведено несколько заседаний правления РАО ЕЭС (в т.ч. экстренных) и Чубайс стал сначала членом совета директоров, а потом – председателем правления.

Первым делом он разогнал коллегию представителей государства, мешавших некоторым его замыслам. Замыслы были следующие: сладкие «финансовые потоки» необходимо было освоить. Принципиальная схема для этого была той же, что и во всех других начинаниях – замутить воду. В бесчисленных ЗАО и ОАО, запутаться в которых может любой, бесследно могли исчезнуть гигантские финансовые суммы, что было очень кстати, учитывая приближающиеся выборы.

Став одним из лидеров СПС, Чубайс неожиданно полез в политику, используя при этом ресурсы РАО ЕЭС активнейшим образом. Однако здесь его ждало полное фиаско, несмотря на все затраченные усилия и чудовищные вложения денег. Например, в выборную компанию 2003 на рассылку одних только писем потребителям электроэнергии от РАО за подписью Чубайса было затрачено больше денег, чем находилось в избирательном фонде «Единой России». Письма были, по сути, скрытой агитацией за СПС. И это не считая финансирования компании РЕНТВ и др. капиталовложений. Проваленная СПС компания стоила РАО ЕЭС столько, что сразу по её окончании Чубайс затребовал у государства 3 триллиона рублей. Государство щедро заплатило. Естественно, из денег рядового налогоплательщика. Зато доходы 25 членов правления и совета директоров РАО за 2004 год составили 680 млн. рублей.

Крах политического проекта не смутил реформатора. Реформирование РАО ЕЭС продолжилось. Половина европейских регионов России стали электродефицитными, а потери электроэнергии возросли благодаря «эффективному менеджменту» до 14% (против 8% во времена СССР).

В ноябре 2008 года РАО ЕЭС официально прекратило существовать, добровольно «саморазделившись и самораспродавшись». Из 23 вновь образованных компаний государству принадлежат лишь 2. Вполне естественно, что частный владелец в первую очередь интересуется прибылью. А получить её можно лишь за счёт потребителя – в конечном счёте, рядового гражданина. Да и само уничтожение РАО обошлось нам в копеечку: топ-менеджерам РАО в качестве компенсации при увольнении выплачивались поистине астрономические суммы. При этом всё чубайсовское десятилетие этот «менеджмент» отнюдь не занимался обновлением и ремонтом сетей, строительством новых станций и т.д. – только пилили госсобственность.

Естественным следствием развала единой энергосистемы стал небывалый рост тарифов. По некоторым оценкам, в ближайшее время нас ждёт пятикратный рост цен на электроэнергию. А уж о том, что мы будем делать в экстремальной ситуации (например, при усугублении кризиса или, не дай бог, войне) без единой системы управления электроэнергией, лучше и не думать.

И вот после всех этих «успехов» Медведев назначает Чубайса на нанотехнологии, на прорывное направление технологического развития мира. Одновременно с этим Анатолий Борисович Чубайс назначается членом наблюдательного международного совета в «Чейз Манхеттен банк», вместе с нашими заклятыми друзьями Тони Блэром и Генри Киссинджером.

Чего ждать от этого назначения? «Наша корпорация имеет целью создание наукоёмкого бизнеса, коммерциализацию готовых разработок, – разглагольствует Чубайс в Новосибирском Академгородке, – и мне бы хотелось, чтобы вы это четко понимали, и с вашей стороны не было никаких необоснованных ожиданий и обид. Наш главный продукт – это готовые бизнес-проекты с выходом на самоокупаемый высокоэффективный бизнес». О том, что фундаментальная наука окупается в сверхдолгосрочной перспективе (это известно любому студенту), кандидат наук Чубайс, видимо, не знает. И самоокупаемый бизнес здесь – это, как видно, продажа академической собственности с раздачей «частным инвесторам» её наиболее лакомых кусков. Цепкими поросшими рыжим волосом руками будет задушена последняя надежда России. А затем Чубайса ждут новые назначения…

Мы описали биографию кратко. Можно сказать, тезисно. Можно было бы написать её подробно, и наступит ещё тот час, когда об этой фигуре, достойной пера Пикуля, будет написана целая эпопея со всеми бесславными подробностями бездарной эпохи. Но самое главное сказано: дан ответ на вопрос, почему же так много для каждого русского человека в этом смачном словечке «чубайс»? В нём – поздние советские карьеристы, вступившие в 80-х в партию и, бросив, когда нужно, партийный билет, разворовавшие родные НИИ, превратив их в совместные предприятия и ООО. В этом слове – вся деятельность младорфеорматоров ельцинской эпохи, авторов либеральных реформ и разворовывания государственной собственности. В нём странные покушения, больше похожие на инсценировки, после которых полковники русской армии оказываются в тюрьме, а Чубайс – раздаёт направо-налево интервью. Покушения, которые приемник Черномырдина на посту главного политического острослова Б. Грызлов называет кощунством. В нём слышатся гудки двух автомобилей «Волга», которые когда-то были обещаны каждому гражданину страны в обмен на ваучер. В этом слове «веерные отключения» — самодурство либерального барина, по одному слову которого отключаются от электроэнергии целый город миллионник (как в своё время Владивосток) больницы, детские дома или военные объекты. В этом слове — залоговые аукционы, раздарившие народную собственность кучке равноприближённых олигархов. В нём – дефолт 98-го года, устроенный друзьями, учениками и единомышленниками Анатолия Борисовича. В нём – «книжные скандалы», когда за ненаписанные книги их «авторам» западные фонды, связанные с западными разведками, выплачивают огромные гонорары. В нём – рост тарифов и гибель единой энергосистемы страны. В нём – национальное унижение, пережитое Россией в двух Чеченских компаниях. В нём выборы 99-го года, когда СПС агитировало за Путина, и самые позорные в мировой истории выборы 96-го года с пресловутой коробкой из-под ксерокса, набитой долларами. В нём, наконец, тюремные сроки для пермских учителей и рядовых питерских программистов, виновных лишь в том, что установили нелицензионный софт на компьютерах школ и организаций – ведь это следствие приведения российского законодательства в соответствие с нормами ВТО, последовательным сторонником вступления в которую является Чубайс.

Хотелось бы махнуть на всё рукой, произнеся «да, и Чубайс с ним». Но не получится. Ведь в 2003 году на съезде СПС Анатолий Борисович говорил чистую правду: «Все эти годы у власти нет и не было никаких иных реформ, кроме наших. Все эти годы у власти нет и не было никаких других идей, кроме наших». Сейчас столь открыто говорить об этом нельзя. Но судя по тому, что и сам Чубайс, и его соратники продолжают чувствовать себя прекрасно, оставаясь на важнейших, пусть и не столь публичных, как в 90-е, должностях, награждаются грамотами президента, а курс, взятый правительством, не изменился – ситуация с тех пор не улучшилась. А потому сама по себе без нашей помощи эта беда не рассосётся…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *