Имя Уго Чавеса – в одном ряду с величайшими революционерами прошлого и настоящего: с Фиделем, Че, Боливаром, Марти, Лениным

Имя Уго Чавеса – в одном ряду с величайшими революционерами прошлого и настоящего: с Фиделем, Че, Боливаром, Марти, Лениным. Для огромного множества людей на континенте и в мире успехи его страны стали очевидным доказательством: другой мир возможен, борьба за справедливое устройство общества продолжается. Мы мечтали увидеть эту новую реальность своими глазами, узнавали в ней то, что уже однажды довелось пережить нашей стране, с беспокойством следили за тем, как Венесуэла и Чавес противостоят всё новым атакам, по-доброму завидовали венесуэльцам и очень хотели увидеть нечто подобное вновь у нас.

Чавес стал у руля Венесуэлы меньше чем через десять лет после крушения Советского Союза, в тяжелейшие времена, о которых хочется сказать его же словами: «Мир был погружен во мрак, были спущены почти все знамена борьбы за мир справедливости и равенства, у которой нет другого имени, кроме социализма». Венесуэла Чавеса подхватила это знамя, приступив к строительству социализма XXI века, вопреки всем разговорам о «конце истории» и полном поражении левых идей.

Чавес – это не только Венесуэла. Вместе с Фиделем Кастро в декабре 2004 г. он стал основателем АЛБА, Боливарианского альянса для народов Нашей Америки, представляющего собой интеграционное объединение другого типа, основанное не на выгодах для сильного за счет слабых, как это бывает в случае интеграции по модели, предложенной империализмом, а на сотрудничестве и взаимодополнении. Под крылом Венесуэлы расцвела целая плеяда выдающихся лидеров региона. Все эти годы бок о бок с Чавесом они вели борьбу за преодоление отсталости своих стран. Для народов Нашей Америки его смерть – утрата, пожалуй, не меньшая, чем для самой Венесуэлы.
 
Боливар завоевал независимость от испанской короны. Чавесу выпало сделать свою родину свободной во второй раз – от колониальных оков нового типа, когда при формальной независимости страны народ лишен права распоряжаться своими богатствами. Подлинная свобода невозможна без искоренения нищеты и отсталости. Борьба за эту полную независимость и стала делом жизни Уго Рафаэля Чавеса Фриаса.

«Под руководством Уго Чавеса венесуэльский народ достиг невероятного. Никогда к народным массам не относились с таким уважением, нежностью и достоинством»; «Без сомнения, Чавес – лучший президент Венесуэлы за последнее столетие» (Лула да Силва, президент Бразилии в 2003–2010 гг.). «Он изменил историю Венесуэлы и, думаю, большой части Латинской Америки. Он необыкновенный человек…» (Рафаэль Корреа, президент Эквадора, только что переизбранный на новый срок). Чавес – «душа и надежда угнетенных народов Америки» (Пьедад Кордоба, колумбийская правозащитница, экс-сенатор). Это лишь несколько оценок роли и заслуг Уго Чавеса. О самых базовых социальных достижениях Боливарианской Венесуэлы прежде всего и хочется сказать. Ибо именно в заботе о народе – корни той любви, которой Чавесу отвечают простые венесуэльцы.

«Наше правительство в первую очередь уделяет внимание самым слабым, беззащитным, тем, кто больше всего в нем нуждается», – говорил Чавес. Усилия властей направлены на то, чтобы поднять уровень жизни прежде всего самых бедных – тех, у кого долгое время «не было правительства, которое бы о них заботилось, которое протянуло бы им руку и подарило сердце», бедных, «что были лишены тех богатств, которыми обладает Венесуэла», ведь «на протяжении ста лет нефтяные доходы шли на благо меньшинства, а народ, широкие массы венесуэльцев были погружены в нищету». Нынешнее руководство страны исходит из того, что «нефтяные богатства, богатства Венесуэлы должны распределяться в равной степени между всеми венесуэльцами».

«Национализация различных отраслей экономики и рост цен на нефть обеспечили значительные финансовые поступления государству, которое приступило к осуществлению настоящей социальной революции. Политика правительства имеет потрясающие результаты благодаря наращиванию мероприятий на благо неимущих», – отмечал французский журналист Салим Ламрани, анализируя итоги первого десятилетия Боливарианской революции в «Ле Монд Дипломатик».

Одним из важнейших результатов политики Чавеса стало резкое снижение уровня бедности в стране. По данным Национального института статистики, в 1998 г. в бедности проживало 49% населения, в крайней бедности – 21%. В 2011 г. эти показатели составили 27,4% и 7,3% соответственно. В общей сложности различными правительственными программами по искоренению бедности было охвачено 20 млн человек. Более 2 млн венесуэльцев начали получать пенсию по старости – до Чавеса ее получали лишь 387 тыс. человек. Государство направляет на социальные нужды более 60% доходов.

В 2005 г. ЮНЕСКО объявило Венесуэлу территорией, свободной от неграмотности. Благодаря первой ступени программы с символическим названием «Робинсон» (под именем Самуэля Робинсона был известен выдающийся просветитель, наставник Боливара Симон Родригес) читать и писать научились 1,5 млн до сих пор лишенных этих самых базовых знаний венесуэльцев. Таким образом, за короткий срок, при наличии прежде всего политической воли руководства страны, было сделано то, до чего так и не дошли руки ни у одного из предшествующих правительств. В рамках кампании было организовано 80 тыс. пунктов по ликвидации неграмотности по всей стране, включая самые отдаленные районы, места проживания индейского населения в штатах Амасонас, Апуре, Боливар, Сукре, Сулия и других. Обучение проходило по программе Yo sí puedo («Да, я могу»), разработанной кубинским педагогом Леонелой Релиc. Куба направила в Венесуэлу инструкторов для подготовки 129 тыс. венесуэльских учителей, которые затем отправились во все уголки страны с революционной миссией нести знание своим соотечественникам. Лишь благодаря Чавесу в Венесуэле в начале XXI века стали возможными картины, подобные той, как над тетрадью с карандашом в руке склонилась седая 85-летняя Кармен Веласкес, или как сосредоточенно выводят на бумаге первые слова представители индейского народа вайю…

Следующая ступень, «Миссия Робинсон II», имела целью дать всем гражданам страны доступ к начальному образованию. Следует сказать также о миссиях «Рибас» и «Сукре», позволивших десяткам тысяч молодых людей приступить к университетским занятиям. По количеству студентов университетов Венесуэла находится на втором месте в Латинской Америке и на пятом – в мире. С 2000 по 2009 г. количество студентов выросло более чем в два раза – с 894,5 тыс. человек до 2,1 млн. В настоящее время каждый третий венесуэлец охвачен какой-либо образовательной программой. В стране с населением более 27 млн человек учатся 9,3 млн человек. Образование на всех уровнях является бесплатным. За годы президентства Чавеса построены и отремонтированы тысячи школ, создано десять новых университетов. В 1998–1999 гг. лишь чуть больше половины детей соответствующего возраста посещали начальные школы. Через десять лет государственным начальным образованием было охвачено почти 85% детей. 72% детей дошкольного возраста посещают государственные детские сады.

Значение, которое в стране придается образованию, иллюстрирует и заметное оживление издательской деятельности. Если в 2000 г. государственными учреждениями было издано лишь 38 наименований книг, то в 2006-м их было уже более тысячи. Не менее впечатляет и рост тиражей: с 65 800 в 2000 г. до 5 838 880 в 2008-м. Национальная сеть насчитывает десятки государственных библиотек и почти 300 читальных залов. В 2008 г. в них было зарегистрировано почти 15 млн человек.

С 1 сентября 2012 г., после 15%-го повышения, размер минимальной зарплаты в Венесуэле составил 2047 боливара (476 долл.). Предыдущая индексация, также на 15%, была проведена в мае, доведя зарплату до уровня 1780 боливаров (414 долл.). До этого момента минимальная зарплата равнялась 1548 боливарам (360 долл.). Параллельно до 1522 боливаров (примерно 354 долл.) с сентября прошлого года возрос и размер стипендий. Увеличение уровня минимальной зарплаты отразилось также на размере пенсий. «Эта мера в интересах трудящихся является частью проекта перераспределения национальных доходов с целью достижения равенства», – подчеркнул Чавес, анонсируя повышение зарплаты. Как предполагало правительство, увеличение минимальной зарплаты затронет почти 4 млн венесуэльцев. При этом, напомнил Чавес, если в 1999 г. минимальную зарплату получали 65% занятых в формальном секторе экономики, то в 2010 г. таких было уже лишь 21,1%.

Как заявлялось, с учетом различных льгот доход венесуэльца эквивалентен почти 700 долларам. Так, с 4 мая 2011 г. действует правило, обязывающее работодателя обеспечивать работника, размер оплаты труда которого не превышает трех минимальных зарплат, пособием на питание.

Эти цифры станут еще более внушительными, если обратиться к эпохе до Чавеса и посмотреть на уровень минимальных зарплат венесуэльцев, установленных предшествующими правительствами. По свидетельству самого Чавеса, в 1980–1990-е гг. их замораживали, «в то время как инфляция превышала 100% в год». Минимальный размер оплаты труда мог не просто стоять на месте, но и уменьшаться. Так, в 1996 г. при превышавшей 100% инфляции минимальная зарплата составила лишь 36 долларов, хотя в 1994-м она равнялась 101, а в 1992-м – 132 доллара.

В 1998 г. Уго Чавес принял страну, в которой 21% населения страдали от недоедания. За прошедшие годы этот показатель удалось снизить до 5% (по другим данным, до 2%). В настоящее время около 5 млн венесуэльцев получают еду бесплатно. Прежде всего речь идет о детях: 4 млн ребят обеспечены бесплатным питанием в школах. Еще почти для миллиона граждан организовано 6000 столовых. Правительству удалось добиться того, что практически все венесуэльцы теперь могут питаться три раза в день. Уровень детского недоедания в стране – один из самых низких в Латинской Америке. Впереди Венесуэлы в данном случае только Куба и Чили.

Обеспокоенность Чавеса вызывала способность страны прокормить саму себя, та самая продовольственная безопасность, отсутствие зависимости от импорта продуктов питания. Опасения эти более чем обоснованны: в 1980 г. Венесуэла импортировала 90% продовольствия. На сегодняшний день страна ввозит менее 30%. «Неолиберальный проект пытался покончить с венесуэльским сельским хозяйством. Боливарианский проект предполагает внутреннее, национальное развитие, в рамках которого в привилегированном положении должно быть национальное производство, прежде всего сельскохозяйственное», – разъяснял Чавес, открывая продовольственную программу «Меркаль». «Мы не можем продолжать импортировать кукурузу, не можем продолжать ввозить фасоль, сахар – всё это и многое другое мы должны выращивать здесь, в Венесуэле. У нас есть земля, вода, трудолюбивый народ для того, чтобы производить всё это для нашего собственного потребления и даже на экспорт». Для поддержки национального производства, объяснял Чавес, местным производителям передаются тысячи гектаров земель, правительство стремится предоставить больше ресурсов фондам развития сельского хозяйства, снизить процентные ставки, чтобы обеспечить сельхозпроизводителям доступ к кредитам не только в государственных, но и частных банках.

В общей сложности за первые 10 лет пребывания у власти Чавесу удалось вернуть около 2 млн гектаров земель, принадлежавших латифундистам, что составляет почти 30% земель, пригодных для сельского хозяйства. Около половины изъятых земель распределялись среди крестьян, 11% были переданы кооперативам, 40% предназначались для стратегических проектов.

В апреле 2003 г. была запущена социальная программа «Меркаль», которая предусматривала создание сети магазинов по всей стране, поставляющих основные продукты питания по ценам, доступным самым бедным слоям населения. Объяснение дешевизны товаров простое: субсидии государства и исключение посредников. 

Чавес назвал начало реализации программы историческим событием и пообещал, что продовольственная сеть охватит всю страну: «Мы посчитали, что с помощью «Меркаль», народных продовольственных рынков, мы будем поставлять продукты питания хорошего качества, и очень дешевые, трети населения Венесуэлы… Для них создается «Меркаль», для бедняков Венесуэлы, для среднего класса. Мы рассчитываем обеспечить потребности в продовольствии 8 млн жителей Венесуэлы». Реально через пять лет программа «Меркаль» ежемесячно обеспечивала продовольствием более 13 млн человек – около половины всего населения. К концу 2008 г. сеть располагала 16 626 торговыми точками на всей территории страны.

Со временем «Меркаль» начинает выходить за рамки обеспечения населения только продуктами питания. Так, появилась программа по продаже в магазинах сети бытовой техники, что позволит, как заявлено на официальном сайте «Меркаль», «гарантировать доступ населения к новым технологиям по справедливым ценам и тем самым повысить качество жизни в домах венесуэльцев».

Предшествующие правительства за четыре десятилетия построили 5 тысяч медицинских клиник. Боливарианской революции удалось за 13 лет построить более 13,5 тысячи. Сегодня в Венесуэле 95 тыс. врачей, на каждые 10 тыс. человек приходится 58 медиков. В 1998 г. их было 18 на 10 тысяч. Одной из многочисленных социальных миссий, направленных на улучшение жизни прежде всего самых обездоленных граждан, стала программа по организации бесплатного медицинского обслуживания в наиболее бедных районах Barrio Adentro («Внутри квартала»). Миссия позволила осуществить 500 млн медицинских консультаций и в итоге спасти порядка 1,4 млн жизней. «Баррио адентро» располагает 7 тыс. клиник, а на помощь венесуэльцам пришли более 8 тыс. кубинских врачей. В общей сложности к десятилетию начала Боливарианской революции миссией было охвачено порядка 17 млн человек. Создание национальной государственной системы здравоохранения имело целью гарантировать бесплатное медицинское обслуживание всем без исключения венесуэльцам. И это в стране, где до прихода Чавеса к власти менее 3 млн человек имели возможность регулярно получать медицинскую помощь.

В рамках «Миссии Чудо» офтальмологическую помощь, позволившую вернуть зрение, получили 1,5 млн венесуэльцев. 51 тыс. человек, испытывавших проблемы со зрением, лечились на Кубе. Среди других достижений Венесуэлы в области заботы о здоровье населения – существенное снижение младенческой смертности: до 13 на 1000 в 2010 году. Для сравнения – в 1990 г. этот показатель составлял 25 на 1000.

В дополнение к этому следует сказать, что в стране функционирует сеть из 127 государственных аптек, которые реализуют лекарства по низким ценам. Обеспечиваемые государством субсидии позволяют снизить цены на лекарства на 34–40%.

В настоящее время действует специальная программа Института социального страхования Венесуэлы (IVSS) по предоставлению нуждающимся дорогостоящих лекарств, финансируемая государством, в которой зарегистрировано более 788 тыс. человек. В 2012 г. 71 аптека ежемесячно обеспечивала необходимыми медикаментами более 65,5 тыс. человек. В списке патологий – все виды рака, ревматоидный артрит, псориаз, дефицит гормона роста, астма, рассеянный склероз, гемофилия, почечная недостаточность, гепатит С и др.

Раньше на помощь могли рассчитывать только те, кто платил страховые взносы. Сегодня «достаточно просто быть гражданином страны», объясняет журналистам Хуан Карлос Меса. О том, как работает программа, он знает на примере своей больной раком жены. «Такие вещи достойны того, чтобы ими гордиться… Мне кажется, многие из нас, венесуэльцев, не понимают до конца подлинного значения подобных начинаний», – признается он. Государство не снимает с себя ответственности по этой программе даже в случае последних стадий рака, стремясь поддержать человека до самого последнего момента, что делает венесуэльскую программу уникальной.

Одна из острейших проблем, решение которых неизбежно ложится на плечи народных правительств в третьем мире – жилищная. Многолетняя, переходящая из поколения в поколение нищета загнала людей в трущобы. Мало какой репортаж из Венесуэлы обходится без жутких пейзажей склонов Каракаса, облепленных самостроем из подручных материалов (эти бедняцкие лачуги, зачастую появившиеся в непригодных для строительства местах, здесь называют «ранчос»).

В апреле 2011 г. стартовала «Великая Миссия Жилье Венесуэла» (GMVV). За 20 месяцев, к концу 2012 г., в рамках программы было сдано в эксплуатацию почти 350 тыс. построенных жилищ по всей стране. По подсчетам, за один день строилось 480 жилищ. Координатор программы по строительству жилья, министр энергетики и нефтяной промышленности Рафаэль Рамирес подчеркивает важность этих цифр: «Когда правые пытались дискредитировать миссию, они утверждали, что это невозможно». По оценкам Рамиреса, за 2011–2012 гг. в Венесуэле было построено 24 млн квадратных метров жилья для народа. За это время в жилищное строительство государство вложило 98 млрд боливаров (28 млрд долл.). План на 2013 г. еще более амбициозный: предстоит построить 380 тыс. жилищ, а до 2019 г. предполагается построить 2 650 000 единиц жилья. В общей сложности для решения жилищной проблемы Венесуэле необходимо порядка 3 млн жилищ (всего в стране в 2011 г., по данным Национального института статистики, насчитывалось 6,24 млн единиц жилья).

Приоритетные для жилищной программы группы населения – бедняки и люди со средним достатком. В первую очередь новый дом стараются предоставить тем, кто лишился жилья из-за природных катаклизмов. «Мне дали такую красивую квартиру! Я никогда и подумать не могла, что у нас с мужем и ребенком будет свой дом», – не может сдержать эмоций 33-летняя Леукис Эрнандес. В сентябре ее семье вручили ключи от двухкомнатной квартиры. Эвакуированные из опасного района, эти люди год прожили в палатке в лагере беженцев, под палящим солнцем, с ощущением, что им больше некуда идти.

«Эти городские барриос с домишками из картона, которые умел описать в своих песнях Али Примера, были самым видимым выражением драмы, за разрешение которой принялась Боливарианская революция при участии организованного народа, который сегодня не просто понимает возможность изменения и улучшения условий своей жизни, но в реальности видит огромную скорость строительных работ и тысячи семей, которые вместо того, чтобы слушать грустный и пугающий дождь в своих картонных домах, теперь наблюдают за ним из окон своих достойных и безопасных жилищ» – так о происходящем сегодня говорят в самой Венесуэле.

А вот свидетельство очевидца, журналиста Константина Сапожникова, автора книги об Уго Чавесе: «Во время поездок по Венесуэле я мог убедиться в масштабности проекта жилищного строительства. Нет такого города в стране, на окраинах которого не появились бы новые кварталы из аккуратных домиков, построенных на месте прежних безобразных «ранчос» и «бидонвилей» из жести и фанеры. По норме, установленной боливарианским правительством, общая площадь «народной квартиры» должна быть не меньше 70–75 кв. метров. По программе «Дом за ранчо» обитатель развалюхи в качестве символического обмена получает новое жилье без какой-либо дополнительной платы. Эта программа ориентирована на самых обездоленных венесуэльцев, возвращает их к достойной жизни: керамические, а не земляные полы, водопровод, газовая плита, туалетная комната, душевая – всё это положено по государственным нормам. Жилье сдается под ключ, поэтому доводить его до нужных кондиций новоселам не приходится».

Кстати, выполнена еще одна из целей революции: 96% населения теперь обеспечено чистой водой. Особенно актуально это для сельской местности, где к моменту победы Чавеса на выборах лишь половина населения имела доступ к питьевой воде. Через 10 лет возможность пить чистую воду получили более 6,5 млн человек.

«Спасибо за каждую из тех вещей, которых ты позволил нам достичь, потому что без тебя мы сегодня не были бы теми, кем являемся. Мои дети с каждым днем все счастливее, потому что ты гарантировал им все их права и дал возможность жить достойно, создавая новую родину, основанную на гуманистических и социалистических принципах» – так в дни, когда президент вел свою последнюю в жизни битву, на страничке поддержки Уго Чавеса в «Фейсбуке» написала одна из дочерей его народа, Россе Пальярес из Маракайбо.

Теперь у осиротевшего народа впереди новая сложнейшая битва – не позволить отнять у себя революцию, защитить всё, что было таким трудом завоевано за прошедшие годы, и в отсутствие Чавеса продолжить идти вперед.

www.sovross.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *