Революционное наследие Великого Октября и задачи КПРФ. Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на мартовском 2015 года Пленуме ЦК КПРФ

Уважаемые товарищи!

Приближается 100 лет со дня самого выдающегося события ХХ века и всей истории человечества. Его значение хорошо отразили чеканные слова И.В. Сталина: «Октябрьская революция нанесла мировому капитализму смертельную рану, от которой он никогда не оправится… Именно поэтому капитализм никогда больше не вернёт себе того «равновесия» и той «устойчивости», которыми он обладал до Октября».

Юбилей Великой Октябрьской социалистической революции — прекрасная возможность напомнить о её значении, поднять на щит достижения социалистического строя и, конечно же, мобилизовать силы на борьбу за торжество самых светлых идеалов трудового народа.

Уже сейчас нам необходимо развернуть масштабную работу по подготовке к 100-летию этого эпохального события. Не менее важно сверить наш исторический опыт с задачами партии наследников Октября. Характерные черты первой победной пролетарской революции имеют огромное значение. Потому — самое время напомнить о них, не упустив из виду и те грани революции, которые открываются нам по-новому. Их знание и понимание лучше подготовит партию к классовым битвам за мир, подлинную демократию, права человека и достоинство граждан.

Предпосылки Великой революции

Социалистическая революция в России свершилась не стихийно, не наугад и не вдруг. Её неизбежность обосновал В.И. Ленин на базе всего богатства теории, фундамент которой заложили К. Маркс и Ф. Энгельс. Практически победу революции подготовила ленинская партия, нержавеющим оружием которой был большевизм.

Величайшим открытием Ленина стал вывод о переходе капитализма в новую, высшую стадию — империализм. Свободная конкуренция сменялась монополиями. На базе слияния банковского и промышленного капитала формировался финансовый капитал. Вывоз капитала превысил вывоз товаров. Завершился колониальный раздел мира.

Капиталистическая конкуренция сохранялась и неизбежно вела к неравномерности развития разных стран. При империализме это породило ситуацию, когда мир превратился в единую цепь капитализма, а раздел рынков означал передел уже поделённого мира. И Ленин делает второй важнейший вывод: в условиях империализма слабое звено в капиталистической цепи неизбежно. За его счёт империалистические хищники стремятся укрепить свои позиции.

Цепь капитализма может быть прорвана в его слабом звене. Именно в нём капитал может не выдержать наступления пролетарских сил. И основатель большевизма делает третье выдающееся открытие: при империализме социалистическая революция может первоначально победить лишь в нескольких странах или даже одной стране.

Глубокий анализ убеждал Ленина, что наиболее слабым звеном в цепи империализма являлась Российская империя и что именно Россия могла стать родиной социалистической революции. Во-первых, ещё до перехода в империалистическую стадию страна уже была беременна революцией. Ещё в 1875 году Фридрих Энгельс писал: «Россия, несомненно, находится накануне революции… она одним ударом уничтожит последний, всё ещё нетронутый резерв всей европейской реакции».

Во-вторых, Первая русская революция закончилась поражением. Неразрешённые ею противоречия сохранялись и требовали своего разрешения.

И, в-третьих, в начале ХХ века центр мирового революционного процесса переместился из Германии в Россию. Это отмечал, например, Карл Каутский, тогда ещё твёрдо стоявший на позициях марксизма.

Россия представляла собой целый клубок острейших противоречий. Это — противоречие между пролетариатом и буржуазией. Между царской феодальной надстройкой и союзом буржуазии и либеральных помещиков. Между помещиками и крестьянством. Между кулаками, середняками и бедняками внутри крестьянства — самого многочисленного класса России. На это накладывались противоречия между сельской буржуазией и деревенской общиной. В стране остро стояли земельный и национальный вопросы. Существовали межрегиональные и межрелигиозные противоречия. Нарастал антагонизм между городом и деревней.

Мировая война обостряла все виды социальных противоречий, добавляя к ним новые антагонизмы. Ощущение революции становилось всеобщим. «В терновом венце революций грядёт 16-й год», — писал В. Маяковский. Схожие мотивы встречаем мы в творчестве А. Блока, других поэтов и писателей.

Но Ленин не мог опираться на поэтические предсказания. Его кредо — строгий научный анализ. «Революции не может быть без революционной ситуации», — настаивает он и даёт ей классическую характеристику. Первое: для наступления революции требуется, чтобы «низы не хотели» жить по-старому, а «верхи не могли» управлять по-старому, то есть потеряли возможность сохранить в неизменном виде своё господство. Второе: происходит «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетённых классов». Третье: значительно повышается активность масс, которые в «мирную» эпоху дают «себя грабить спокойно», а в бурные времена созревают «к самостоятельному историческому выступлению».

Мировую войну русский народ справедливо называл «империалистической». Она до предела обострила нужду и бедствия угнетённых классов. Достаточно вспомнить, что в 1916 году царское правительство сформировало первые в истории России продовольственные отряды. Их задачей была экспроприация «излишков» хлеба у крестьян в связи с угрозой голода в крупнейших городах империи.

Страну охватили забастовки. В январе 1917 года число их участников достигло 400 тысяч. Война вынудила дать оружие в руки миллионам рабочих и крестьян, и солдатская масса всё активнее откликалась на социалистические идеи. Так, 25 октября 1916 года в Петрограде прошла многолюдная демонстрация против суда над матросами-балтийцами, которых власть преследовала за создание большевистской организации. И такие эпизоды случались всё чаще.

Ярко проявлялась неспособность «верхов» управлять по-старому. Распутинщина наглядно убеждала: царский режим прогнил до последней клетки. В высших кругах империи широко распространилась мистика — очевидный признак растерянности и невежества.

Россию захлестнул системный кризис капитализма. Страна уже стала частью мировой капиталистической цепи. Но её феодальная верхушка была не способна освоить буржуазные инструменты управления. Даже либеральная часть буржуазии прочно срослась с царизмом, стремясь лишь придать ему благообразный вид.

В Российской империи сложилась революционная ситуация. Но объективных условий для революции недостаточно. Нужны массовые действия революционного класса, достаточно сильные, чтобы сломить старое правительство, «которое никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадёт», если его не «уронят». Ленин хорошо помнил слова Маркса и Энгельса: «Против объединённой власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям… эта организация рабочего класса в политическую партию необходима для того, чтобы обеспечить победу социалистической революции…»

Для Ленина в революции пролетариат и его партия существовали в единстве. Партия при этом выполняла авангардную роль. Наличие такой авангардной партии — важнейший субъективный фактор революции.

В.И. Ленин и ленинцы сумели собрать силы революционных творцов для Великой Октябрьской победы. Главная заслуга в решении этой задачи принадлежит большевизму. Начавшись с ленинской «Искры», он организационно оформился на историческом II съезде РСДРП летом 1903 года. Уже в ходе Первой русской революции он на практике подтвердил свою идеологическую, политическую, тактическую правоту.

Слово «большевизм» в десятки языков мира вошло не в переводе, а в своём первородном звучании. Уже сам этот факт говорит об историческом масштабе явления. Большевизм — последовательно марксистское, революционное течение в международном рабочем движении. Он появился в специфических условиях российской действительности. Но «Октябрьскую революцию нельзя считать только революцией «в национальных рамках» — этими словами начинается статья И.В. Сталина к десятилетию Октября. Далее он пишет: «Она есть, прежде всего, революция интернационального, мирового порядка, ибо она означает коренной поворот во всемирной истории человечества от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру… Нельзя отрицать того, что даже простой факт существования «большевистского государства» накладывает узду на чёрные силы реакции, облегчая угнетённым классам борьбу за своё освобождение. Этим, собственно, и объясняется та животная ненависть, которую питают эксплуататоры всех стран к большевикам».

Партия Ленина не «сконструировала» большевизм, одевая марксизм в национальные одежды. Она предложила его как убедительный ответ на вхождение капитализма в империалистическую стадию. Это помогло русскому революционному движению стать передовым отрядом в борьбе с монополистическим капитализмом и его ведущей силой — финансовой олигархией.

Большевизм представляет собой соединение пролетарского движения с научным социализмом. Он последовательно претворяет в жизнь учение о классовой борьбе пролетариата, о социалистической революции, о диктатуре рабочего класса, о строительстве социализма в условиях капиталистического окружения.

Характерная черта большевизма — пролетарский интернационализм. Он неизменно следует принципам международной солидарности трудящихся и умело соединяет общие закономерности борьбы за социализм с национальными, региональными, историческими особенностями.

Став альтернативой меньшевизму, большевизм не приемлет социал-соглашательства, оппортунизма и ревизионизма. Он отстаивает чистоту марксистско-ленинской теории, борется против её фальсификаций, выступает против конвергенции коммунистической и социал-демократической идеологий. Одновременно большевизм не приемлет сектантство, стремится сплотить левые силы в противостоянии диктатуре капитала.

Большевизм — это поистине выдающееся явление. Он сочетает романтику высоких мечтаний и прагматизм действий, верность принципам и гибкость в тактике, бурлящую энергию и твёрдый расчёт.

Большевистская партия — это партия социалистической революции, социалистического созидания и коммунистической перспективы. Величайшая заслуга В.И. Ленина и его соратников — создание партии нового типа. Её задача — направлять пролетарское движение в русло борьбы за социализм.

Понятия «большевистская партия» и «партия нового типа» — по сути синонимы. Партия большевиков объединила в один поток непримиримую борьбу рабочего класса против буржуазии с крестьянской борьбой за землю. Сливаясь с революционно-освободительным движением колониальных и угнетённых народов, она открыла широкие возможности для соединения социально-классовой и национально-освободительной борьбы.

Большевики-ленинцы последовательно отстаивали пролетарский характер партии. «Главная сила движения — в организованности рабочих на крупных заводах, — утверждал Ленин и настаивал: — Каждый завод должен быть нашей крепостью». Эта задача и в наши дни полностью сохраняет свою актуальность для КПРФ.

Партию нового типа отличает органичное единство твёрдой, осознанной дисциплины и широкой внутренней демократии. Оно позволило ленинцам пройти сложный путь от организации партии до организации власти после победы социалистической революции. Эта новая власть утвердилась так стремительно, твёрдо и по-деловому, что уже в 1919 году московский корреспондент газеты «Чикаго дейли ньюс» писал: «Никогда ещё в истории современной России правительство не пользовалось в действительности большим авторитетом, чем теперешняя Советская власть. Когда въезжаешь в Советскую Россию, то сразу замечаешь, что каков бы ни был большевизм, он отнюдь не тождествен с анархией. Пробыв в коммунистической республике некоторое время, приходишь в изумление, ибо положение здесь противоположно тому представлению, которое составилось у американского народа. Здесь нет беспорядка. На улицах Петрограда и Москвы находишься в большей безопасности, чем на улицах Нью-Йорка и Чикаго».

Советская власть стала качественно новым типом государственности. Опираясь на коренные традиции народов России, она соединяла в себе творчество трудящихся масс и их культуру. Вертикаль «народ — Советы — партия нового типа» оказалась эффективной системой благодаря единству интересов и целей.

26 октября (8 ноября) 1917 года II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов сформировал высший орган Советского государства. В состав Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета были избраны 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов-интернационалистов, 3 украинских социалиста, 1 эсер-максималист. Вскоре союзники и попутчики большевиков один за другим сошли с политической арены.

Советская власть стала особой социальной средой. В этой среде все остальные партии, кроме большевистской, попали в положение внесистемных. И сделали это вовсе не «комиссары в кожаных тужурках». «Внесистемность» по отношению к Советской власти была присуща этим партиям изначально. Почему? Да потому, что все они, включая меньшевиков и эсеров, были элементами буржуазной системы. И только большевики оказались партией нового типа не только по организационному складу, но и социально, и общественно-политически. Поэтому они и получили массовую энергичную поддержку всей трудовой России.

За нами — правда истории

Становится всё очевиднее, что капитализм реакционен, лишён исторической перспективы. Защищаясь, он приписывает социализму насилие, ложь, лицемерие, другие собственные пороки. Он ведёт крестовый поход против исторической памяти, запечатлевшей великие свершения советской эпохи. Порождает злобные мифы и фальсификации. Выдаёт чёрное за белое, белое — за чёрное. Для апологетов капитализма антисоветизм — средство самооправдания и самоспасения. Их агрессия против исторической памяти закономерна. Она необходима, чтобы перекроить социалистическое национальное сознание в буржуазное.

Уже в 1918 году в «Письме к американским рабочим» Ленин ярко вскрывает двойные стандарты охранителей капитала: «Обвиняют нас в разрушениях, созданных нашей революцией. И кто же обвинители? Прихвостни буржуазии, — той самой буржуазии, которая за четыре года империалистской войны, разрушив почти всю европейскую культуру, довела Европу до варварства, до одичания, до голода. Эта буржуазия теперь требует от нас, чтобы мы делали революцию не на почве всех этих разрушений, не среди обломков культуры, обломков и развалин, созданных войной, не с людьми, одичавшими от войны. О, как гуманна и справедлива эта буржуазия!

Её слуги обвиняют нас в терроре… Английские буржуа забыли свой 1649-й, французы свой 1793-й год. Террор был справедлив и законен, когда он применялся буржуазией в её пользу против феодалов. Террор стал чудовищен и преступен, когда его дерзнули применять рабочие и беднейшие крестьяне …в интересах свержения всякого эксплуататорского меньшинства».

По логике антисоветизма, не должно было быть ни насилия, ни крови, ни разрушений, ни ошибок революции. Но кто оказывал бешеное сопротивление Советской власти? Кто первым встал на путь террора по отношению к ней? Кто поступился национальными интересами, лишь бы вернуть утраченную власть? Кто свои классовые интересы поставил выше независимости России?

В канун первой годовщины создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии Сталин написал: «На два лагеря раскололся мир решительно и бесповоротно: лагерь империализма и лагерь социализма». Да, он раскололся тотчас, как власть в России перешла в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. По этому поводу наши противники вопят о гражданской войне, развязанной большевиками. Но факты — вещь упрямая. 12 марта 1918 года «Известия ВЦИК» публикуют статью Ленина «Главная задача наших дней». Задача эта была поставлена так: «Добиться во что бы то ни стало, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могучей и обильной». Так где здесь хоть слово о гражданской войне?

Большевистский вождь ставит исключительно созидательную задачу. И он мог поставить её потому, что «мы в несколько недель, свергнув буржуазию, победили её открытое сопротивление в гражданской войне. Мы прошли победным триумфальным шествием большевизма из конца в конец громадной страны».

Так-то вот: та гражданская война, которую якобы развязали большевики, закончилась за несколько недель! Кровопролитной оказалась совсем другая война. Та, ради которой генерал от инфантерии Алексеев уехал в Новочеркасск на пятый день после победы Советской власти. Та, к которой приложили руку 14 буржуазных государств, мечтавших задушить молодую Республику Советов. Уже в ноябре 1917 года в Яссах страны Антанты собрали совещание для выработки плана войны на юге России. В декабре того же года конференция стран Антанты в Париже решила поддерживать и кредитовать контрреволюционные правительства Украины, казачьих областей, Сибири и Кавказа.

В годы интервенции и Гражданской войны буржуазия и помещики направо и налево продавали национальные интересы. Нынешние антисоветчики предпочитают об этом умалчивать. Что либералам, что носителям белогвардейского патриотизма невыгодна эта правда истории. Им и сегодня режет глаза беспощадная ленинская объективность. Такой правды никогда не было и не будет у эксплуататорского меньшинства. Его лидеры не способны говорить с народом так, как Ленин. А он говорил в грозовом 1918 году:

«Пусть кричит на весь свет продажная буржуазная пресса о каждой ошибке, которую делает наша революция. Мы не боимся наших ошибок. От того, что началась революция, люди не стали святыми. Безошибочно сделать революцию не могут трудящиеся классы, которые веками угнетались, …зажимались в тиски нищеты, невежества, одичания… Убитый капитализм гниёт, разлагается среди нас, заражая воздух миазмами, отравляя нашу жизнь, хватая новое, свежее, молодое, живое, тысячами нитей и связей старого, гнилого, мёртвого».

Ленинская правда развеивает антисоветский миф о сокрытии большевиками драм и трагедий революции. Изучение истории Великого Октября по ленинским источникам, изучение советской истории по трудам Сталина, обучение этому стремящейся к истине молодёжи — задачи, которые мы обязаны решать деятельно и настойчиво.

Буржуазные идеологи тщательно приписывают Ленину то, что характерно для буржуазных политиканов. Он якобы не считался с жертвами ради достижения цели. Работы Ленина, написанные незадолго до Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде, убеждают в полной несостоятельности этих измышлений.

Да, история великих революций указывала на опасность гражданской войны. Но Ленин делал всё, чтобы её избежать. Его знаменитые «Апрельские тезисы» обосновали возможность мирного перехода власти от Временного буржуазного правительства к Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В такой возможности он был уверен вплоть до середины 1917 года. 4 июля всё изменилось. После расстрела мирной демонстрации рабочих, солдат и матросов Ленин писал: «Лозунг: «Переход всей власти к Советам» был лозунгом ближайшего шага… Это был лозунг мирного развития революции, которое было с 27 февраля до 4 июля возможно и, конечно, наиболее желательно, и которое теперь безусловно невозможно».

Но даже в новых условиях Ленин ищет вариант мирного перехода власти к Советам. В начале сентября 1917 года в статье «О компромиссах» он пишет, что, если есть хотя бы «один шанс из ста», чтобы избежать гражданской войны, им необходимо воспользоваться. В середине сентября в статье «Русская революция и гражданская война» Ленин утверждал: «Исключительно союз большевиков с эсерами и меньшевиками, исключительно немедленный переход всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной». Но меньшевики и эсеры не пошли на отказ от альянса с буржуазией. Возможность избежать гражданской войны была утрачена.

С победой Октябрьской революции в нашей стране была установлена диктатура пролетариата в форме Советов, ставшая властью громадного большинства. Она решила выдающуюся историческую задачу сбережения народа. И это ещё один факт, который замалчивают антисоветчики всех мастей.

В 1919 году — самом тяжёлом году Гражданской войны — Ленин произнёс слова, актуальные и сегодня: «Если мы спасём трудящегося, спасём главную производительную силу человечества — рабочего — мы всё вернём, но мы погибнем, если не сумеем спасти его». Советская власть спасла рабочего, восстановила утраченное и создала могучую индустриальную державу. Это факт великой созидательной силы, который нам нужно сделать достоянием массового сознания.

Силу преображения России тонко чувствовали современники. Всё в том же 1919 году английский философ Бертран Рассел писал: «Даже в нынешних условиях в России можно почувствовать воодушевление, вызванное основными идеями коммунизма, идеями созидательной надежды, ставящими цель покончить с несправедливостью, тиранией и насилием, которые мешают духовному росту человека… Эта надежда помогла лучшим из коммунистов вынести тяжёлые годы, через которые прошла Россия, воодушевив весь мир… Потерпит ли неудачу или будет развиваться русский коммунизм, но коммунизм в целом не умрёт».

Наследие Великого Октября будет нужно нам не только тогда, когда мы преодолеем реставрацию капитализма. Оно необходимо уже сегодня — на нынешнем этапе классовой борьбы. Для КПРФ «задача момента» — это спасение трудящегося, будь то рабочий или инженер, крестьянин или учитель. Об этом мы помним, когда боремся против приватизации и банкротства предприятий, когда бьёмся за пересмотр Трудового, Земельного, Жилищного кодексов, когда противодействуем разрушению системы образования и погрому в Академии наук, когда добивались принятия закона о промышленной политике. Всё это — мирные формы политической борьбы. И они должны быть умножены!

КПРФ, несомненно, за то, чтобы осуществить революционное преобразование и возрождение страны мирными средствами. В числе таких средств — национализация олигархической собственности и восстановление советской системы государственной власти на основе общенародного референдума. Цель этих мер — коренное изменение социального и политического строя России.

Борьба с капиталом приобретает немирный характер в ответ на его же агрессивность, на его переход к массовым репрессиям и жестокому подавлению социального протеста. Тогда немирная революция заявляет о своих правах, и главной, по Ленину, становится готовность рабочего класса «претворить пассивное состояние гнёта в активное состояние возмущения и восстания». Пролетарский авангард — коммунистическая партия — должен быть готов и к такому развитию событий. Как отмечено во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН, власть обязана заботиться о нуждах народа, чтобы он не был вынужден прибегать «к восстанию против тирании и угнетения».

Способность точно соотносить особенности ситуации и формы борьбы с капиталом — важнейший урок, который дала партия большевиков в революцию 1917 года.

Советская наука созидать

 Продолжение можно прочесть на сайте ЦК КПРФ по адресу: http://kprf.ru/party-live/cknews/140505.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *