Нищенство превратилось в большой бизнес

 Не совсем стандартные звонки в милицию стали регистрироваться за последние месяцы. Теперь часто звонят по 02 и вызывают стражей порядка нищие и попрошайки, пишет Наталья Козлова. Они требуют принять меры к своим коллегам по несчастью, которые заняли их места на улицах больших городов.
 Это результат интересного явления — отечественные попрошайки вынуждены терять свои злачные места под нажимом приезжих из стран СНГ. Обычно местные попрошайки объясняют прибывшему наряду милиции, что стражи порядка должны проверить у приезжих документы. А еще лучше — увезти гастарбайтеров в отделение. Чаще всего это происходит в районах вокзалов, автостанций, пристаней, у входов на крупные станции метро.
 В милиции на транспорте даже сделали специальные подсчеты. Там выяснили, что из всех попрошаек, например в столичной подземке, больше половины — приезжие из Молдавии и Украины. Процентов тридцать — жители разных регионов России. На самих жителей столицы и Подмосковья приходится около 10 процентов от всех московских нищих.
 Кроме того, абсолютное большинство наших попрошаек — иностранцы, милиционеры подчеркивают и еще одну новую деталь — возраст нищих очень заметно понизился. Цифры таковы — больше половины всех, кто просит милостыню, моложе 45 лет.
 Число попрошаек в больших городах неуклонно растет. Чаще всего обыватели адресуют свои претензии о засилье нищих милиции. Но по закону она мало что может. Люди в погонах имеют право отправлять бродяг в больницы и специальные приюты. С одной оговоркой. Сделать это можно исключительно с согласия самого попрошайки. Большинство нищих в приюты не хотят. Слишком много там запрещено делать. Нельзя пить, нельзя ругаться, нельзя дебоширить.
 В Москве есть несколько социальных приютов и больниц, где принимают бездомных и нищих. Но все они заполнены максимум на треть. Одних «профессиональных попрошаек» не устраивает безалкогольное содержание, а работающим на улицах калекам казенный приют не требуется. У них зачастую есть и регистрация, и крыша над головой. Да и деньги нужно зарабатывать и приносить их своему хозяину.
Нищие зарабатывают в среднем от 200 до 300 рублей в час, а их месячный заработок может достигать 50 тысяч рублей
 Здорово изменился за последнее время и состав попрошаек: среди них стало меньше инвалидов и больше бабушек. Кроме того, попрошайки теперь практически не действуют группами, чаще они работают поодиночке.
 Сколько «стоит» работа нищего, сказать трудно. По последним подсчетам, сделанным милицией, нищие зарабатывают в среднем от 200 до 300 рублей в час, а их месячный заработок может достигать 50 тысяч рублей.
 Обычно рабочий день нищих длится по девять часов, и половину заработанного им приходится отдавать организаторам этого бизнеса, которые помогают получить регистрацию и найти жилье.
 Только в Москве десятки тысяч нищих каждый день выходят на «работу». Здесь и в области ежегодный доход попрошаек составляет несколько миллионов долларов. Правильность расчетов косвенно подтверждают и данные ученых из Института этнологии и антропологии РАН. Они проводили исследования поведения нищих в России и странах Европы. И получили потрясающий результат — в нашей стране попрошайки зарабатывают чуть ли не больше всех на континенте.
 Нищие, безусловно, добавляют лишние строчки в милицейские сводки. У них есть своя иерархия и своя элита. К последней относятся калеки, несовершеннолетние и матери с младенцами. Доход элиты не сравнить с простыми попрошайками. Тут получают до 5 тысяч рублей ежедневно. В столице, по данным правоохранителей, действуют примерно десять преступных группировок, зарабатывающих на милостыне. По закону милиционер, столкнувшись с простым нищим, может только провести профилактическую беседу, максимум — выписать небольшой штраф.
 Да, милиция обязана выявлять и пресекать попрошайничество и бродяжничество. Но исключительно добрым словом. А также «удалением с территории». На самом деле специальный закон о борьбе с нищими есть. Но он вялый и не работает. За несколько лет действия закона за ним «числится» всего пара-тройка уголовных дел, доведенных до суда. Эти дела очень трудоемкие, а славы и статистики — никакой. Когда нищенствует пенсионер, инвалид или ребенок — это одна статья. Когда бандиты используют «рабов», взятых напрокат, — это другая статья. Если строго по букве закона, то за использование рабов-попрошаек можно получить до 10 лет тюрьмы. Но почему таких дел почти нет, должны смотреть законодатели и те, кто должен применять закон.
 В итоге выходит — парадокс. Нищенство изменилось кардинально, превратилось в большой бизнес, а закон за этими изменениями не проследил. Сегодня даже правозащитники ставят вопрос о том, что законодательство о попрошайках надо пересматривать кардинально. Иначе в сухом остатке складывается странная ситуация — и рабы сыты, и их хозяева довольны. Интересы обычных горожан не в счет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *