«Проверенное временем братство». Репортаж журналистов «Правды» о социалистическом Вьетнаме

Об этом свидетельствует памятник советско-вьетнамской дружбы в Хоабине. Это предприятие считает днём своего рождения 6 ноября 1979 года. Пуск гидроэлектростанции в Хоабине не случайно состоялся в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Возглавляли её строительство советские специалисты, на ключевых точках трудились советские высококвалифицированные рабочие, оборудование поставляли советские заводы. Об этом с искренней благодарностью говорили нам здешние хозяева — сегодняшние эксплуатационники гидроузла.

«Проверенное временем братство». Репортаж журналистов «Правды» о социалистическом Вьетнаме

Великий инициатор

Мы едем по спирали автодороги. Хорошо видно зеркало водохранилища, вмещающего почти 9,5 миллиарда кубометров воды. Противоположный берег сверху кажется не таким уж далёким, как это видится, когда стоишь на берегу, но начало и конец водоёма остаются где-то за линией горизонта.

На противоположном берегу видна часть плотины гидроэлектростанции. Картина впечатляющая, с какой бы точки на неё ни смотреть. Как рассказали специалисты, длина плотины по гребню 734 метра. А когда взгляд поднимается от её подножия до гребня, то не кажутся великанами даже знаменитые московские сталинские высотки: главное здание Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова своим «ростом» едва превосходит 128-метровую высоту плотины. Но сейчас мы и на плотину смотрим сверху вниз.

Мы пришли поклониться Хо Ши Мину. Перед нами самый большой памятник, который ему возвёл вьетнамский народ. За время поездки мы видели несколько монументов. Обычно встреча с каждым из них превращалась в ритуал поминовения, когда, по здешним традициям, зажигались пучки тоненьких красных свечей.

Нам тоже дали зажжённые свечи, и мы поставили их в специальную большую вазу у памятника. Они тихо дымились, источая благоуханные запахи, и этим подчёркивали… исключительно земной, не религиозный, а человеческий характер отношения к товарищу Хо. 15-метровая скульптурная фигура, стоящая на 3-метровом постаменте, соизмерима со всем, что вокруг. Белый мрамор на фоне гор, покрытых вечнозелёной растительностью, подчёркивает доброе человеческое начало. Это монумент в честь мощи человеческого творчества.

Хо Ши Мин здесь не случаен. Идея включения в планы социалистического строительства гидроузла, который поставил бы под власть человека разрушительный норов Чёрной реки, принадлежала ему. Он не дожил до начала строительства, которому мешала война с американскими агрессорами. Впрочем, война ещё продолжалась, а правительство республики уже обратилось к советскому руководству с просьбой начать проектирование самой мощной в Юго-Восточной Азии гидроэлектростанции. Через год после победы началось возведение уникального сооружения. ГЭС строилась внутри горы. Здесь, пожалуй, единственным сооружением, возвышающимся над землёй, стало административное здание Генеральной энергетической корпорации Вьетнама.

Монумент Хо Ши Мину — это вершина ещё более значимого памятника, олицетворяющего величие помыслов социализма и прочность советско-вьетнамской дружбы.

Многофункциональный гидроузел

ГЭС находится на северо-западе страны, в 70 километрах от столицы. Она — один из трёх каскадов на Чёрной реке, притоке Красной реки. Во время паводка приток поставляет примерно половину всей воды главной водной магистрали северного Вьетнама. Благодаря гидроузлу прежде строптивая, своенравная река стала покорной и судоходной вверх по течению от станции ещё на 200 километров. На ГЭС установлено 8 агрегатов по 240 мегаватт каждый. В результате суммарная мощность станции составляет 1920 мегаватт. Лишь в прошлом году она уступила первенство в стране по масштабу своих генерирующих мощностей.

— Годовое производство электроэнергии составляет примерно 16 миллиардов киловатт-часов, — говорит директор Генеральной электрической корпорации Вьетнама Нгуен Ван Минь. — Но наш объект примечателен не только своими энергетическими возможностями. У него четыре основные функции. Во-первых, гидроузел в Хоабине выполняет важнейшую противопаводковую роль. В этом смысле он стоит на защите четырёхмиллионного Ханоя, спасает столицу от разливов Красной реки. О том, какое значение имеет для страны эта функция станции, говорит уже то, что производство электроэнергии считается лишь второй задачей гидроузла. Правда, обе эти функции осуществляются во взаимосвязи.

Третья наша задача — ирригационная. Мы защищаем поля от засухи. Последняя, четвёртая функция гидроузла связана с тем, что благодаря строительству нашей станции не только расширилось судоходство, но была также создана важнейшая транспортная магистраль на севере страны. Кроме того, введение в эксплуатацию нашего гидроузла улучшило повседневную жизнь и быт вьетнамцев…

— Хотя первую электроэнергию мы дали в 1979 году, — продолжил Нгуен Ван Минь, — на полную проектную мощность наш объект вышел только в 1994-м. Со времени пуска первого агрегата мы произвели уже 166 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Впрочем, доля нашей ГЭС в производстве электроэнергии в стране постоянно сокращается, и мы этому… радуемся. Сейчас она составляет только 8% производимой во Вьетнаме электроэнергии. Дело не только в том, что мы успешно выполняем свои другие функции, особенно борьбу с паводками. Благодаря модернизации поддерживается и стабильный уровень производства электроэнергии. Просто каждый год в стране вводятся в строй всё новые и новые энергетические объекты.

Директор корпорации отмечает, что совсем недавно сдана в эксплуатацию последняя станция каскада, ставшая теперь самой крупной во Вьетнаме. Кстати, её ввод положительно повлияет на работу ГЭС в Хоабине. В частности станция в Шон Ла поможет противостоять паводкам. Увеличится и производство электроэнергии на хоабиньской станции: если в последние годы она производила ежегодно по 8 миллиардов киловатт-часов, то сейчас производство вырастет до 10 миллиардов.

Энергетические заботы Вьетнама

В целом же на все гидроэлектростанции приходится 40% вырабатываемой в стране электроэнергии. Но основные гидроресурсы Вьетнама уже использованы, и резервов для приращения гидроэнергии практически не осталось. Последним крупным гидроузлом стала ГЭС в Шон Ла, которая в начале 2012 года вышла на полную проектную мощность. Гидроресурсы страны позволяют впредь возводить только средние и малые станции, но их строительство создаёт много проблем, в том числе экологических, связанных с затоплением земель. Эта тема остаётся предметом острых дискуссий, причём не только среди экологов и энергетиков, но и, конечно, среди политиков.

В ближайшей перспективе планируется создание тепловых электростанций, ведь у Вьетнама есть значительные запасы каменного угля. Что касается перспектив атомной энергетики, то принципиальное решение принято, но его практическая реализация начнётся не ранее 2020 года. А вот использование нетрадиционных энергоисточников, типа солнца и ветра, говорили наши собеседники, пока экономически не выгодно. Нгуен Ван Минь допускает, что их дороговизна связана с неразвитостью во Вьетнаме соответствующих технологий. Правда, нам показалось, что к подобным электростанциям вьетнамские гидроэнергетики относятся скептически, как к какой-то экзотике. Впрочем, в отеле «Сайгон» в Хошимине, куда мы приехали через несколько дней после встреч в Хоабине, в номерах висели таблички, уведомляющие, что электроэнергия, с помощью которой регулируется подача тёплой воды, вырабатывается солнечными батареями.

Директор вьетнамской электрокорпорации рассказывает, что самым трудным периодом были первые годы работы станции: «К нам поступило самое новое оборудование. Мы порой оказывались не готовы к его освоению. Но всегда рядом находились советские товарищи, поэтому крупных ЧП на станции не было. Возникали определённые трудности из-за недоделок в линии электропередачи. К тому же надо иметь в виду, что любая временная остановка турбины тогда сразу сказывалась на энергоснабжении страны.

А ещё не однажды случалось, что ради спасения сельского хозяйства от засухи уровень воды в водохранилище оказывался на два метра ниже установленного стандарта. И тогда рачительное распоряжение водой становилось фактором не просто урожайности, а благосостояния страны и её населения.

Разговор, естественно, перешёл к проблемам сегодняшнего дня. Гидроузел уже не единожды модернизировался. Специалисты станции подчёркивали, что турбины, как и другое основное оборудование, работают успешно, обновлять приходится только приборную часть. Интересуемся, сохранились ли связи с предприятиями России, которые поставляли технику при монтаже станции. Отношения с поставщиками поддерживаются, так как износившееся выгоднее заменять продукцией тех предприятий, которые изначально были поставщиками. Несколько иначе обстоит дело с приборами. Часть их научилась выпускать вьетнамская промышленность, другие приходится покупать за рубежом, в том числе в России. Но при освоении техники вьетнамские инженеры и рабочие уже не обращаются к изготовителям. Полувековая школа эффективной работы научила подчинять себе самую сложную технику.

Сегодня на станции работают около 700 человек. Практически все обучались на родине, лишь отдельные специалисты и рабочие учились за границей. Инженеры приходят на гидроузел в основном из Ханойского политехнического института, рабочих готовят в профессиональных училищах столицы.

Пятая функция

Сердце электростанции — машинный зал. Он выглядит эффектно, своим внешним видом напоминая станции московского метро. Но в отличие от нашей суеты здесь совсем безлюдно. Обслуживающий персонал — несколько операторов, которые при отсутствии экстремальных ситуаций (а каждая из них — ЧП) сидят в дежурке, наблюдая за приборами.

Фан Ле Тхань охотно рассказывает, что длина машинного зала, находящегося в теле горы, — 250 метров, его ширина — 20 метров, а высота подземного зала-дворца — более 50 метров. Общая протяжённость всех подземных разработок — около 16 километров. В тоннеле находятся многочисленные подсобные службы.

Наш «гид» демонстрирует знание русского языка, часто вставляя в речь пословицы и другие устойчивые обороты. Оказывается, Фан Ле Тхань окончил советский вуз и имеет диплом специалиста по русскому языку и литературе. В Хоабинь приехал переводчиком, когда гидроузел ещё строился. Тогда его работа была чрезвычайно нужной. Сейчас русские на станции — редкие гости, в штатном расписании должности переводчика давно нет. Но Фан Ле Тхань остался в Хоабине, где уже многие годы трудится начальником канцелярии. Знание русского языка поддерживает переводом технической документации, которая время от времени поступает вместе с техникой из России. Собеседник с горечью замечает, что ручеёк поставок из нашей страны становится всё более скромным.

В производственных помещениях станции встречаем молодых людей явно не в рабочей одежде. Догадка правильная: туристы. Наш «гид» утвердительно кивает головой: «Мы открыты для народа».

Значит, у станции имеется ещё и пятая функция — воспитательная. Здесь и впрямь есть у вьетнамцев возможность ясно осознавать величие своей родины и её народа. Туристов мы видели не только в машинном зале. Ещё больше их бывает у монумента Хо Ши Мину. «Этому способствует, — поясняет Фан Ле Тхань, — наше географическое положение: недалеко от Ханоя, к тому же Хоабинь является центром провинции». Он заключает: «Мы гордимся, что можем участвовать в воспитании патриотов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *