Публицист Иван Мизеров: Греческий долг

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас в ночь на субботу объявил, что 5 июля в стране будет проведен референдум по вопросам экономических преобразований, которые кредиторы страны требуют провести в обмен на продолжение оказания финансовой помощи. В том случае, если ответ на вопросы референдума окажется отрицательным, Грецию ждёт дефолт, отказ от евро и, почти наверняка, исключение из Евросоюза.

Альтернативы, впрочем, не лучше – дальнейшее урезание социальных расходов, продолжение выплат по кредитам, которым не видно конца и края, при том, что банковская система страны почти уничтожена, а безработица составляет не менее 26%. Греческие профсоюзы и трудящиеся продолжают бороться, Германия и брюссельская евробюрократия – давить и грозить, а перспективы единой Европы становятся всё более туманными. Какой именно выбор сделает греческий народ, мы увидим в самое ближайшее время, но уже сейчас эта ситуация даёт повод сделать некоторые выводы относительно системы международных займов и кредитов, тем более, что подобного рода проблемы касаются отнюдь не только Эллады, но и многих других стран.

Кредит, как известно, помимо разнообразных приятных черт имеет одну чрезвычайно отталкивающую – рано или поздно деньги нужно отдавать, причём с процентами. Казалось бы, расчёт очевиден – если отдаёшь больше, чем получаешь, причём в любом случае, то подобных операций следует избегать, однако же современную экономику невозможно представить без кредитов. Кредит решает проблему первоначального накопления капиталов и именно в этом качестве может быть полезен как частному предприятию, так и государству. Проще говоря, кредит – это то, что позволяет вам сделать большое капиталовложение в будущее производство, доходы с которого, в свою очередь, позволят рассчитаться с заимодавцем. Кредит даёт средства, чтобы построить завод, порт, шахту, порой целую отрасль, а потом произведённая продукция, добытая руда, развитой транспорт, снижающий издержки, создают тот доход, который перекрывает проценты. Как нетрудно заметить, даже в этом случае риск есть и довольно существенный – деньги должны быть вложены с умом, не разойтись по карманам, наконец, продукцию, которую даст созданное производство, непременно нужно реализовать и реализовать в достаточно короткий срок.

В истории можно увидеть (скажем, на примере целого ряда стран Южной и Центральной Америки XIX века), когда даже такой кредит, казалось бы, правильно применённый, приводит к тяжёлым последствиям из-за недостаточно рационального вложения полученных денег или изменения глобальной конъюнктуры рынка. И всё же – это наиболее разумный, если угодно, идеальный способ применения кредита, который послужил началом развития, как современных индустриальных, целого ряда стран мира.

Второй вариант куда как хуже, но встречается ничуть не реже. Особенность политической борьбы в буржуазных странах давно уже привела к такому явлению, как популизм. Обещают много, охотно, целые молочные реки с кисельными берегами, не называя, меж тем, источников получения такого благополучия, да и не особенно о них задумываясь. В случае победы такого рода политические силы оказываются в весьма специфическом положении – каждые день работает против них, делая очевидной ложь, власть буквально ускользает. Чтобы укрепить её одни идут по пути авторитаризма, а другие – иным путём. Они прибегают к займам на внешнем фронте, деньги идут в страну, но отнюдь не в производство, а на исполнение тех самых, некогда данных обещаний. Кратковременно это и вправду работает – уровень жизни растёт, повышаются социальные выплаты, пособия, пенсии, латаются бюджетные дыры… А потом? А потом кончается президентский или премьерский срок, а после нас, как известно, хоть потоп! Примерно так было в Греции, примерно так было (естественно, не забывая и о банальном воровстве) на Украине, которая находится не в лучшем положении — в связи со сложностью переговоров с кредиторами Украина допускает возможность объявления дефолта в конце июля. «Теоретически возможно», — сказала глава Минфина, отвечая на вопрос о том, может ли Украина объявить дефолт в конце июля в связи с необходимостью выплаты очередного купона в $120 млн по еврооблигациям 24 июля. Это – начало пути в финансовую бездну, которая, как известно, является самой глубокой – дна у неё нет. Однако и это не является худшим вариантом.

Худший вариант – это вариант, при котором кредиты начинают браться ради погашения долгов по другим кредитам. Это то, что ещё с древнейших времён известно не иначе, как кабала. Ситуация катастрофическая, безвыходная. Это примерно то же самое, как если бы осуждённый на тюремное заключение за отсрочку от исполнения наказания в один день платил бы дополнительным годом отсидки. Деньги нужно будет отдать! И количество их в этом случае растёт почти в геометрической прогрессии. Здесь не лишним будет вспомнить, что обещают в обмен на сокращение всех возможных расходов грекам. Прощение части долгов? Да никогда! Возможность новых займов, которые со временем сделают долг феноменальным, неподъёмным. Цинизм высокого полёта. Более того, особенность кабалы такова, что она превращает должника почти в раба – деньги ему нужны катастрофически, а значит, условия новых займов можно делать всё более суровыми, со всё более высокими процентами, всё большими зависимостью и унижением. Это по-своему похоже на участь наркомана, которого ломка заставляет искать новой дозы, после которой вскоре его начнёт ещё сильнее ломать.

Мало того, в международных отношениях, помимо экономики, присутствует и элемент политики. Зависимость порождает подчинённость, невозможность иметь свой голос и позицию. Окрик заимодавца – и расторгаются или не создаются союзы, отменяются совместные проекты, а порой и территории отдаются. Меняется и внутренняя структура несчастного государства. Меняется таким образом, чтобы выколачивать из него долги было удобнее. Так в истории Османской империи одним из переломных моментов считается тот, когда державы-заимодавцы создали Комиссию по администрированию и управлению османским государственным долгом, чиновники которой стали действовать прямо на территории государства, организовывая сбор необходимых средств. После этого начавшийся закат империи неизбежно должен был окончиться её крахом. И кредиты МВФ сейчас именно из этого сорта – они выдаются под условия определённых изменений в экономике в сторону “открытости мировому рынку”, снижения пошлин, устранения даже тени политики протекционизма, т.е. делают государство окончательно готовым к интервенциям империалистического капитала, убивают его собственное производство, делают перспективу самостоятельной выплаты долгов и процентов совершенно призрачной, ввергают страну в бесконечный круг рабства, круг кабалы…

У слова долг есть и ещё одно значение, близкое к первому, экономическому — это осознанная необходимость, это превалирование рассудка, внутренней силы, над желаниями и порывами. И сейчас долг руководства Греции, если её народ выскажется соответствующим образом, а он почти наверняка выскажется, исполнить его волю. Не бояться слов, не бояться символических жестов, отлучения от “цивилизованного и привилегированного” европейского сообщества. Дефолт, значит дефолт! Выход, значит выход! Это не будет просто, но это единственный пусть врываться из замкнутого круга, сохранить достоинство, независимость, возможность идти своим путём, отставать интересы масс трудящихся, а не иностранного капитала. Что-то будет потеряно, но появится перспектива, свет в конце тоннеля. Сейчас этой перспективы и света нет – только воронка всё более зависимого и слабого, нищего сателлита. Родина демократии (да-да, это отнюдь не США) готовится сказать ДА свободе, она движется к ней, пусть и медленно, под красными знамёнами – а никакие другие и не могли бы вести её по этому пути, и все прогрессивные силы должны оказать ей поддержку. Пришло время, когда созданный капиталом и в интересах капитала, послушный США, агрессивный, уродливый, не имеющий ничего общего с истинной Европой конструкт должен пойти первой большой трещиной. Первой, но уже предвещающей его падение!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *