Семь раз отмерь — один раз отрежь! Мнение В.И. Кашина о присоединении России к Всемирной торговой организации

Правительство готовится внести в Государственную думу документы на ратификацию Протокола о присоединении России к Всемирной торговой организации. Читайте в газете «Правда» мнение В.И. Кашина о присоединении России к Всемирной торговой организации.

Решать должен народ!

Сегодня одна из самых обсуждаемых тем — это присоединение России к ВТО. И хотя как специалисты, так и простые граждане выказывают обеспокоенность по данному поводу, властные структуры склонны всё представлять в розовом цвете.

Даже проведение 1 июня парламентских слушаний по данному вопросу в Государственной думе стало возможным только благодаря настойчивым усилиям фракции КПРФ.

До этого, ещё 22 февраля, по инициативе нашей фракции был проведён «круглый стол» по теме «Совершенствование законодательства Российской Федерации в связи с изменением условий развития экономики России в рамках, предусмотренных договором с ВТО». На нём детально была рассмотрена данная проблема с привлечением специалистов, экспертов, учёных, хозяйственников, депутатов различных уровней, представителей общественных организаций.

Участники «круглого стола» единогласно приняли рекомендации, которые разосланы во все властные структуры, начиная от президента, председателя правительства, профильных министерств и т.д. Суть этих рекомендаций — не торопиться, всё взвесить, понять, что мы приобретём и что потеряем. С этой целью следовало бы провести расширенное заседание правительства Российской Федерации под председательством президента РФ с участием ведущих учёных РАН и других академий РФ для детального обсуждения преимуществ и возможного ущерба для отечественной экономики в связи с присоединением России к ВТО. Высказано обращение к президенту приостановить ратификацию договоров между Россией и ВТО до окончания расчётов правительством реальных потерь в связи со снижением ввозных таможенных пошлин и разработки мер компенсации этих потерь. Для окончательного решения вопроса о вступлении в ВТО рекомендовано провести общенациональный референдум.

Мы считаем правильным, чтобы сам народ как единственный источник власти в соответствии с действующей Конституцией РФ принял решение о присоединении к ВТО.

Экономический «Титаник»

Как известно, вопрос о вступлении России во Всемирную торговую организацию решался в течение 17 лет. Одна из причин столь продолжительных переговоров, по мнению некоторых экспертов, заключается в том, что будущие партнёры по ВТО, прежде всего США и другие ведущие страны Запада, выжидали того момента, когда экономика России и прежде всего её промышленный и аграрный потенциал окончательно деградируют. Сегодня это как раз и произошло. Нынешнее состояние основных отраслей экономики России не позволяет им конкурировать с западными корпорациями, остатки нашей промышленности фактически не выпускают товаров, которые востребованы на мировом рынке, а её основные фонды изношены на 70—80%. Внутренний рынок также оголён: большинство промышленных товаров и продуктов питания завозится из-за рубежа, и его окончательный захват — главная цель западных партнёров — становится реальностью. Спустя 17 лет непрекращающихся разговоров о «скором вступлении» России в ВТО, не подкреплённых абсолютно никакими научно обоснованными расчётами относительно целесообразности данного шага, этот шаг осуществляется. Причём в самый неподходящий момент, что напоминает приобретение билета на некий экономический «Титаник».

Аргументы самообмана

Правительственные лоббисты вступления России в ВТО, несмотря на всю очевидность развала российской экономики, продолжают обосновывать необходимость присоединения к ВТО появляющейся, по их мнению, возможностью «доступа на мировые рынки российских товаров и услуг». Однако при этом не называют, какие именно российские товары востребованы мировым рынком.

Приводится и много других аргументов в пользу членства в ВТО, как правило, весьма спорных. Например, говорят, что появится возможность использовать механизм разрешения споров по защите национальных интересов и устранения дискриминации, укрепить торгово-экономические позиции, гарантировать рост иностранных инвестиций, облегчить технологическую модернизацию экономики, вписаться в мировые технологические цепочки. Повышение конкуренции на внутреннем рынке якобы заставит бизнес больше вкладывать в развитие и переоборудование производства для повышения конкурентоспособности своей продукции. Увеличение объёма импорта новой техники и технологий, дескать, обеспечит приток этих технологий в российскую экономику, а в силу появления прозрачных и понятных правил игры снизится коррупция.

Обещают, что и население страны в целом выиграет от присоединения к ВТО. Повысится-де качество жизни граждан и понизится её стоимость за счёт выхода на рынок товаров и услуг с более низкими ценами и с более высоким качеством и т.д.

Но во всех разговорах о неких преференциях, которые Россия якобы может получить от вступления в ВТО, мы не слышим ни одной цифры, ни одной логически и научно обоснованной системы расчётов по отраслям. Ни одной! Международный банк развития прогнозирует, например, что, возможно, на первом этапе Россия прибавит 0,1—0,3% к ВВП при вступлении в ВТО, а в дальнейшем, может быть, эта прибавка составит около 1%. И вот ради такой прибавки мы сломя голову торопимся в ВТО? Ради этих несчастных 0,1 или 1% ВВП бросаем всё к ногам «золотого миллиарда», который контролирует ситуацию в мире, в том числе и в ВТО? Это они решают, как и в каком направлении развиваться национальным экономикам стран остального мира.

Условия капитуляции

Содержание требований к РФ сделало переговоры по присоединению страны к ВТО тайными. Ни население, ни руководители большинства предприятий, ни даже депутаты парламента досконально не знают, на что дало согласие правительство. Тайная дипломатия не была бы необходима при очевидности выигрышей для экономического развития страны. Дело здесь в том, что, как следует из заключений большинства экспертов, вступление России в ВТО не только закрепит периферийный, сырьевой, характер российской экономики, но также нанесёт тяжелейший удар по всему национальному производству.

Унифицированных правил приёма в ВТО нет. Каждая страна выговаривает для себя условия и преференции. Какие же условия «выторговали» для России её переговорщики?

Наша страна в рамках присоединения к ВТО взяла на себя обязательства по итогам переходного периода снизить средневзвешенную ставку импортного тарифа на товары с 10% до 7,8%.

Предусматривается полностью ликвидировать таможенные сборы за ввоз компьютеров и элементной базы, различного технологического и научного оборудования. Пошлины сократятся и для лекарств. Внутренние цены на энергоносители будут приведены к уровню мировых.

Доля иностранного капитала в совокупном капитале страховых компаний может составить более 45%. Доля иностранного участия в уставном капитале российских банков может достигнуть 50%, а в уставном капитале операторов рынка ценных бумаг — 75%.

Средний сельскохозяйственный тариф будет снижен до 10,8% с нынешних 13,2%, средневзвешенная импортная пошлина на промышленные товары — с 9,5% до 7,3%.

Часть импортных тарифов — более трети — будет снижена с момента присоединения, ещё четверть — спустя три года после него. Самый длительный переходный период — от 4 до 8 лет — установлен для мяса домашней птицы, автомобилей, вертолётов и самолётов.

Для говядины импортная пошлина внутри квоты составит 15%, вне квоты — 55%, для свинины — 0% и 65%, для мяса птицы — 25% и 80%.

Что касается отечественного сельского хозяйства, то Россия в рамках присоединения к ВТО взяла на себя обязательства за несколько лет вдвое снизить общий размер субсидий сельскохозяйственным предприятиям. Объём поддержки АПК в 2012 году будет в пределах 9 млрд. долларов, к 2018-му этот показатель сократится до 4,4 млрд. долларов.

Россия в рамках присоединения к ВТО согласилась на ограничение экспортных пошлин по более чем 700 товарным позициям. То есть после присоединения к ВТО регулирующие возможности нашего государства, и без того куцые, должны будут существенно уменьшиться.

У России нет никаких стимулов экономического характера для вступления в ВТО. Во-первых, в наследство от СССР нам достались «некоторые благоприятные условия» для осуществления внешней торговли. Россия пользуется режимом наибольшего благоприятствования в торговле практически со всеми основными партнёрами, входящими в ВТО.

Во-вторых, структура текущего российского экспорта весьма специфична. Его основные статьи — сырьё, топливно-энергетические товары, оружие и не являются предметом регулирования ВТО, на них не распространяются какие-либо ограничения.

Поэтому логика поспешности присоединения к ВТО не понятна. Вступление в эту организацию реально грозит нам окончательно потерять экономическую безопасность и, соответственно, политическую независимость.

Как показывает печальный опыт членства в ВТО большинства стран Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, Африки, а также стран СНГ, отсутствие развитой промышленности, конкурентоспособных производств и адекватной государственной поддержки приводит к сильнейшей деиндустриализации страны, закреплению за ней статуса сырьевого придатка и рынка сбыта для продукции глобальных корпораций. Опыт Украины, Грузии, Киргизии, Прибалтики и Восточной Европы показал, что при слиянии нацио-нального и международного рынков происходит потеря национального контроля над целыми отраслями экономики и даже лежащие в руинах экономики могут падать в результате вступления страны в ВТО.

Так, например, Украина потеряла полностью свою промышленность по производству сахара, доля импорта которого подскочила на 11%. Республику завалили залежалым салом, полмиллиона людей были выброшены на улицу. Спад производства в ряде отраслей промышленности превысил 45—60%. После снижения импортных пошлин на легковые автомобили с 25% до 10% их производство упало в 6 раз — по сути дела, украинская автомобильная промышленность перестала существовать.

Аналогичная ситуация сложилась в производстве мебели: после обнуления импортных пошлин на неё только за 2008—2011 годы выпуск мебели сократился в 3 раза — с 1,2 млрд. до 400 млн. долларов. Не удалось избежать печальной участи и лёгкой промышленности — закономерным итогом необдуманной либерализации тарифного и нетарифного регулирования выпуск продукции в лёгкой промышленности упал на 45—60%, а импорт подскочил на 40—45%.

Сторонники присоединения к ВТО ссылаются на положительный опыт Китая, который действительно достиг выдающихся успехов, будучи членом этой организации. Однако не нужно забывать, что КНР вступила с другой стартовой позиции: не имея ни энергоресурсов, ни высокотехнологичных секторов, нуждающихся в протекционизме, зато с бурно развивающимся производственным сектором, ориентированным на экспорт.

Скорая смерть АПК

С точки зрения отрицательных последствий присоединения к ВТО наиболее показательным является пример аграрного сектора. Наше сельское хозяйство заведомо нуждается в защите. За годы «реформ» с лица земли исчезли почти 30 тысяч сёл и деревень из 130 тысяч. За это время ни клубов, ни школ, ни ферм, ни дорог не построили. Из оборота выведено около 40 млн. га пахотных земель. Дойное стадо уменьшилось примерно до 4,5 млн. голов.

В советское время за килограмм зерна покупали 4 килограмма солярки, а сегодня наоборот — надо 6—7 килограммов зерна отдать за килограмм солярки. На село выделялось до 25% расходной части союзного бюджета. Поэтому можно было заниматься мелиорацией, строить дороги, жильё, школы, дошкольные учреждения и всё остальное. Сегодня на аргарный сектор идёт всего 1% расходной части федерального бюджета, а на поле и ферму даём меньше 1 млрд. долларов. Меньше одного!

За прошлый год в четыре раза увеличили завоз в страну зарубежного зерна и зернопродуктов. В четыре раза! Вывозим зерно как сырьё, как нефть, газ, другие ресурсы, не добавляем ничего с точки зрения рабочих мест, переработки и так далее. Там, за рубежом, работает мукомол, пекарь, там торговля, а сюда везём макароны, другие хлебобулочные изделия.

В российском аграрном секторе — ни людей, ни техники, ни специалистов, ни дойного стада, как говорится, ни коня, ни вола. Задавили всех налогами, тарифами, ценами… Везде одни сплошные убытки, кроме сырьевого сектора, где много чего рассовывается по карманам.

Сегодня плодородность наших земель существенно снижена, и в среднем в 2,5 раза ниже, чем в находящихся в более благоприятных климатических условиях Европе, Америке, Австралии. Эти страны полностью обеспечивают себя продовольствием и проводят интенсивную политику захвата новых рынков, в том числе и внутреннего рынка России. Наша страна уже потеряла продовольственную безопасность, закупая около 50% продуктов питания за рубежом.

Ведущие страны, интенсивно осваивая мировые рынки, заботливо поддерживают очень высокий уровень самообеспечения продуктами питания. Например, в США и Франции он составляет 100%, в Германии — 93%, в Италии — 78%. Даже бедная плодородными почвами Япония придерживается уровня самообеспечения в 50%. Там, например, полностью запрещён импорт риса. И это при том, что продаётся он внутри страны по ценам, превышающим мировые в 6—8 раз.

Как известно, уровень поддержки государством аграрного сектора, например, в США, Канаде, в странах Евросоюза в десятки раз выше, чем у нас. Если в России сельскохозяйственные производители получают дотацию не больше 35 долларов на гектар, то в США её размер составляет для фермеров 750 долларов. В ЕС она равна 350 долларам. А по условиям вступления в ВТО Россия должна ещё и снижать господдержку сельского хозяйства каждые пять лет на 5—10%. В противном случае последуют штрафные санкции. Санкции ВТО за поддержку сельского хозяйства не затрагивают только США.

Наши будущие партнёры защищают свой продовольственный рынок высокими пошлинами, а Россия будет их снижать. Например, уже сегодня ставка суммарной пошлины на ввоз в страны ЕС белого сахара составляет 215%, а в России — 30%. Соответственно, на ввоз мяса крупного рогатого скота охлаждённого — 174%, замороженного — 215%, а у нас — 15%. Пшеницы — 173%, у нас — 5%. Кукурузы — 84%, у нас — 5%. А это значит, что сравнительно чистые российские продукты будут вытеснены с прилавков ввозимыми дешёвыми генетически модифицированными аналогами. Страны, пытавшиеся ограничить ввоз такого продовольствия, были обвинены ВТО в создании продовольственных барьеров.

Таким образом, присоединение России к ВТО на согласованных условиях будет означать для отечественного сельского хозяйства скорую и неизбежную смерть.

Промышленность в нокдауне

Но под угрозой окажется не только аграрный сектор, а и многие другие отрасли экономики в связи с ликвидацией защитных барьеров и снижением их конкурентоспособности. Нашей промышленности придётся конкурировать не с абстрактными среднестатистическими зарубежными компаниями, а с сильнейшими мировыми игроками — ведь именно такие компании обладают волей и достаточными ресурсами, чтобы захватить открывшиеся в России рынки. Некоторые из них уже сегодня более чем успешно работают на российском рынке: P&G, Mars, Coca-Cola, Unilever, BP, Texaco, GM, Boeing, Sony, Philips, LG и многие другие. По мнению экспертов, наиболее уязвимыми отраслями нашей экономики являются: металлургия, обрабатывающая, текстильная, химическая промышленность, машиностроение, автомобильная, авиастроительная, судостроительная, электронная, лёгкая промышленность, транспорт, фармацевтическая промышленность, розничная торговля, пищевая промышленность, общественное питание.

Большинство из них снизят конкурентоспособность с неизбежными потерями в связи с так называемой гармонизацией цен на энергоносители с мировыми ценами.

Автопромышленность России окажется совершенно неконкурентоспособной. Да она фактически уже ликвидирована. В последнее время государство выделяет всё меньше средств на её развитие, делая ставку на сборку иностранных автомобилей. Попытки неких поощрений государством автомобильной промышленности воспринимаются западными производителями как помеха сбыта в России иностранной продукции.

Вступление в ВТО чревато потерей для России национальной авиапромышленности. Если за годы «реформ» гражданское авиастроение катилось по наклонной, то нет никаких гарантий, что в будущем нам стоит ждать позитивных изменений, тем более в условиях конкуренции с «Боингом» или «Эрбасом». Уже сейчас Россия утратила возможности производить наиболее востребованные на мировом рынке широкофюзеляжные самолёты, а предусмотренное сокращение целевой поддержки авиапрома лишь усугубит и без того плачевную ситуацию в этой наукоёмкой отрасли. Судя по всему, Западом нам отведена роль поставщиков авиационного титана и алюминия для иностранных авиакосмических холдингов. Например, в «гордости» российского авиапрома — самолёте «Сухой Суперджет-100» — по большому счёту российские только титан, алюминий и прочее сырьё, тогда как все наукоёмкие компоненты и электроника производятся в США, ЕС и Японии.

Как показывает практика, крупные ТНК, на долю которых приходится более 50% мировой торговли и 85% трансграничного движения капитала, рассматривают новые страны исключительно как трофейное пространство для извлечения прибылей и ни при каких обстоятельствах не идут на передачу современных технологий. В лучшем случае они готовы открывать сборочные предприятия с элементами отвёрточного производства и подавлять конкуренцию в смежных отраслях.

Угроза экономической безопасности

В результате снижения таможенных пошлин ухудшится наполняемость федерального бюджета, поскольку они формируют до 37% его доходной части. Из-за этого возникнут затруднения с финансированием большинства бюджетных статей, включая выплату пенсий, социальных пособий, обострятся проблемы обслуживания государственного долга. Будет нанесён тяжелейший удар как по всему национальному производству, так и по социальной сфере.

Увеличив импорт при стагнирующем экспорте, Россия окажется в валютном кризисе. Внешние выплаты и рост импорта размоют золотовалютные запасы и, по оценкам экспертов, за два года сократят их до уровня, делающего неизбежной более масштабную и разрушительную, чем в 1998 году, девальвацию. Альтернатива одна: новые внешние займы. Но вполне возможно, что их обусловят уступками в политическом и экономическом плане. Зарубежные эксперты уже обсуждают вероятность отчуждения месторождений полезных ископаемых Сибири и Дальнего Востока.

Чтобы не влезать в долги при закупке импортных товаров, необходимо сначала туда что-то продать и получить иностранную валюту. Но продажа российской нефти, газа и металлов в лучшем случае сможет обеспечить безбедное существование 25—35 млн. человек. Однако в России проживают около 140 миллионов. И вопрос, на какие средства будут существовать оставшиеся 100—110 млн. человек в случае массовых банкротств предприятий, российские власти, похоже, не интересует.

Таким образом, форсированное вступление в ВТО обязательно создаст угрозу не только экономической безопасности, но и самому существованию России.

Серьёзные проблемы возникнут в плане интеграции стран — членов СНГ и Таможенного союза в связи с необходимостью изменять всю систему предоставляемых в рамках Содружества преференций в области торговли и оказания услуг. Вполне возможно, что Таможенный союз стран СНГ придётся распускать. Сегодня правительство РФ декларирует два противоположных экономических курса. Первый ориентирован на создание и защиту нового экономического пространства, объединённого Таможенным союзом, а второй — на интеграцию в глобальное неолиберальное торговое сообщество, то есть в ВТО.

И с макроэкономической точки зрения форсированное вступление России в ВТО — непозволительная роскошь. Не надо забывать, что в страну с неблагоприятным инвестиционным климатом значительные иностранные капиталовложения направляются, только если в неё не могут прийти товары. Мы своими глазами видим, что, например, российский авторынок проще осваивать, вкладывая средства в строительство заводов в Узбекистане, Чехии и Германии, рынок бытовой электроники — в предприятия Юго-Восточной Азии, рынки качественной сантехники и обуви — в западноевропейские предприятия и т.д. Между тем вступление России в ВТО открывает внутренний рынок именно для товаров, закрывая его тем самым для инвестиций.

ВТО лишь формально предоставляет государствам равные условия развития. Либерализация внешней торговли работает в интересах более развитых экономик, прежде всего — США и стран Западной Европы. ВТО обеспечивает господство их монополий и подчиняет развитие национальных экономик их интересам. Эту организацию отличают двойные стандарты: её нормы призваны подрывать положение конкурентов западных корпораций. Надо помнить, что ВТО строит свою политику в смычке с Международным валютным фондом — известным лоббистом интересов США. Внедряясь в «американоцентричную» мировую экономику, мы разделяем не только её проблемы (например, далеко не гармоничные отношения между долларом, евро, иеной, в будущем и юанем), но и ответственность за политическую составляющую макроэкономических процессов.

Альтернатива ВТО — социалистическая модернизация

Судя по всему, желание российских властей накануне грядущего кризиса снять с себя ответственность за результаты проводимой откровенно провальной социально-экономической политики, а также надежда легитимизировать свои активы за рубежом стали главным поводом форсированного втягивания России в ВТО. Вкупе с лоббизмом интересов российских сырьевых монополий, желающих заработать дополнительные несколько миллиардов долларов от снятия ограничений на распродажу невосполнимого природного сырья, это явилось и главной причиной, почему под удар поставлены практически вся российская промышленность и сельское хозяйство. Интересы кремлёвских обитателей и околокремлёвских сырьевых монополий в очередной раз оказались важнее общенациональных проблем и перспектив отечественной промышленности, задыхающейся от чиновничьего произвола. Нынешние модернизаторы, «отливающие в граните» и «пашущие на галерах», очевидно, хотят повторить печальную участь «младореформаторов» и окунуть Россию из маразма 2000-х в ад 1990-х. Их по-прежнему интересует дешёвый пиар про модернизационное раскапывание картофельного поля в Сколкове и замену лампочек Ильича на лампочки Чубайса, приправленный бесконтрольными хищениями бюджетных средств на олимпийских стройках.

Состояние российской экономики сегодня не позволяет стране присоединиться к ВТО без существенных потерь и неоправданных рисков. Мы должны не хвататься за мифические «палочки-выручалочки», пытаться перескочить через ступени исторического развития, а терпеливо заниматься модернизацией своей страны и её экономики, усиливать регулирующую роль государства, национализировав природные ресурсы, базовые отрасли экономики, банковский сектор, уделив особое внимание развитию науки. Страна нуждается в смене социально-экономического курса с опорой на собственные силы, в социалистической модернизации.

ВТО имеет реальную альтернативу, и развивать её способна именно Россия. Эта альтернатива — объединение экономик соседей с созданием общего правового поля в интересах национальных экономик. Законодательство таких стран, как и России, должно иметь приоритет перед международным правом, а не наоборот, как это имеет место сегодня. Аналогичные структуры уже складываются в Латинской Америке и Азии. Расширение общего хозяйственного пространства может привлечь многих наших соседей — страны Восточной Европы и Средней Азии.

Интеграция экономического пространства — веление нашего времени. Самоизоляция в эпоху глобализации сродни суициду. Но и раскрытие заведомо неконкурентоспособных отраслей и регионов перед жесточайшей и неуклонно обостряющейся глобальной конкуренцией — не меньшее безумие. Для России дорога в будущее проходит через интеграцию, через воссоединение братских республик, с развитой частью человечества, но идти по ней надо с открытыми глазами и трезвым умом. Каждый шаг требует тщательной подготовки: он будет оправдан, лишь если получаемые выгоды превысят издержки не только в кратко- и среднесрочной, но, что самое важное, в долгосрочной перспективе. Нельзя очертя голову бросаться в непродуманные авантюры, преследуя некие призрачные выгоды. Не зря народная мудрость гласит: семь раз отмерь — один раз отрежь.

Можно привести множество аргументов «за» и «против» вступления России в ВТО, и во всех найдутся как плюсы, так и минусы. И всё же вступление в ВТО — это попытка власти «поймать журавля в небе». Вместо того, чтобы позаботиться о развитии нашей промышленности, сельского хозяйства, вместо того, чтобы финансировать развивающиеся предприятия, научные разработки, стимулировать повышение уровня образования населения, воспитывать подрастающее поколение, власть пытается стать ближе к Западу, полностью изменяя сферу образования на европейский лад, пичкая подрастающие умы низкопробными американскими фильмами, книгами, одобряя открытие иностранных заводов на территории страны при минимальной поддержке отечественного производства, импортируя товары из-за границы, которые вытесняют отечественные, и т.д. Вступление в ВТО — это последний шаг на пути к краху России и практически официальному признанию её «сырьевым придатком» капиталистического мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *