«В Китае политика поддержки спорта скопирована с советской системы, вернуться к которой нам очень трудно и вряд ли целесообразно». Пресс-конференция президента ОКР Александра Жукова.

— Олимпиада очень интересная, — начал Жуков. — У нашей команды в последние дни серебряный дождь — по вторым местам мы резко вышли вперед. Хотелось бы больше золота, но это спорт, в котором удача решает многое. Российская команда чуть-чуть отстает от афинского и пекинского графиков по первым местам, а по общему количеству медалей — чуть-чуть опережает. Неплохо идем пока в игровых видах. Настроение в сборной в целом хорошее, нам предстоит захватывающая последняя неделя Игр. Практика показывает, что к концу Олимпиад мы добираем свое, а количество медалей разного достоинства примерно выравнивается. Закон больших чисел, наверное.

-КаксебячувствуетходокБорчин?

— Нормально. Он в Олимпийской деревне, восстанавливается. У Валерия была такая воля к победе, он так хотел удержаться за китайцем, что продолжал идти, даже когда кончились силы. Это пример спортивного героизма. Я разговаривал с Борчиным, ему намного лучше.

-Чтопроисходитвкомандетяжелоатлетов?ПочемуснялиссоревнованийнетолькоАккаева,ноиКлокова?

— У Аккаева старая травма. Пришлось делать операцию, поскольку со спиной все оказалось хуже, чем предполагали. И у Клокова старая травма. Тоже надеялись, что поправится, сможет прилететь. Увы. Наши тяжелоатлеты очень сильны. Но вот не везет пока: проиграли дважды по результатам взвешивания. А у казахов пять медалей и все — золотые. Это говорит о том, что нельзя сравнивать результаты России и СССР. Бывшие республики, напротив, отбирают у нас медали.

— Виталий Мутко сказал, что Олимпиада — это война, после завершения которой последуют жесткие меры. Согласны?

— Олимпиада — это спорт и праздник, а никакая не война. Не думаю, что вы правильно процитировали министра. После Игр обязательно будем анализировать по каждому виду спорта, почему кто-то выступил хуже, а кто-то лучше. В зависимости от этого будут приняты решения. Имею в виду в первую очередь государственную поддержку и ситуацию с главными тренерами в федерациях.

— Валентин Балахничев сетовал на опоздание кареты «скорой помощи» к Борчину. ОКР укажет организаторам Игр на недостатки?

— Я говорил с врачами. Они сказал, что помощь Борчину оказали достаточно быстро. Но если недостатки есть, обязательно на них укажем.

— Какие уроки для Сочи-2014 вы извлечете из Лондона-2012?

— Хочется, чтобы транспортная логистика у нас была лучше. Думаю, мы этого добьемся. Второй урок — более серьезно подготовим волонтеров. Здесь они не всегда владеют нужной информацией.

— Российские спортсмены жалуются на питание в Олимпийской деревне. Между тем у нас в Лондоне есть реабилитационный центр со своей кухней. Насколько она востребована?

— Всех, кто скучает по борщу и пельменям, с удовольствием там накормим, качество блюд отличное. А вот мне принесли расклад по медалям. В Пекине после восьми дней у нас было 5 золотых, 8 серебряных, 10 бронзоовых. Сейчас 3 золотых, 15 серебряных, 10 бронзовых. По общему числу на 5 медалей больше.

— Как повлиять на российских тренеров, чтобы они не избегали общения с прессой?

— Считаю, что они обязательно должны общаться с журналистами. Проанализировав эту ситуацию, решили: организуем специальные курсы, чтобы научить тренеров и спортсменов правильному общению с прессой. Это канал связи с болельщиками. Даже для тех, кто не завоевал медаль.

— Японцы и немцы в Лондоне подали успешные протесты, а мы нет, хотя прецеденты были. Почему наши федерации не делают этого?

— В федерациях работают профессионалы, которые отлично знают, что нужно делать. Другой вопрос — нам нужно наращивать свое присутствие в международных спортивных органах и судейских комитетах. В последнее время мы активно этим занимаемся, подвижки есть.

— Какие выводы будут сделаны после успеха ряда иностранных тренеров российских команд и неудач отечественных специалистов? В той же тяжелой атлетике, например?

— В тяжелой атлетике у нас лучшие тренеры, и они не раз это доказывали. А вообще наша задача — привлечь самые передовые тренерские кадры. Это касается и иностранцев, и тех российских профи, что успешно работают за границей. Не надо этого стесняться, все страны борются за лучших тренеров.

— Большое число серебряных медалей может говорить еще и о неумении одерживать волевые победы. Не утратили ли мы в последнее время психологию великой спортивной державы?

— Серебряная олимпийская медаль — колоссальный успех, это однозначно. Хотя каждый спортсмен для себя оценивает серебро по-разному. Тот же Борчин мог спокойно дойти до финиша и быть в призерах. Но он стремился к золоту. И Пищальникова плакала, став второй. И Комова тоже. Хотя серебро, еще раз говорю, — огромное достижение. На мой взгляд, наши 28 медалей по состоянию на утро воскресенья говорят о том, что мы входим в число ведущих спортивных держав мира.

— Велосипедистке Барановой скостят дисквалификацию с учетом ее признания?

— Наша позиция по допингу очень жесткая: нарушители должны быть наказаны вне зависимости от добровольности их признания.

— Когда самбо будет включено в олимпийскую программу?

— Перспективы есть, постоянно над этим работаем, заявляем на всех уровнях. Хотя сделать такое будет непросто.

— Справедливо ли требовать побед от поколения 90-х, взрослевшего в период демографического и экономического спада?

— Требовать от спортсмена победы вообще неправильно. Он сам к ней стремится изо всех сил. А государство обязано создавать условия, поддерживать спортсменов, восстанавливать систему детско-юношеского спорта, повышать зарплату тренерам. Мы начали этим заниматься, но скорой отдачи ждать наивно, это вопрос не одного года и не двух лет. Вместе с тем старая база и наши опытные тренеры способны сохранить России место среди ведущих спортивных держав мира. Свои позиции мы не утратили, я считаю.

— В Китае существует тщательный спортивный отбор, а у нас тренер вынужден подчас набирать кого угодно, лишь бы сформировать группу и получать зарплату. В Питере в три раза больше народу числится в детских секциях, чем в Шанхае! Можно как-то отойти от этой системы?

— В Китае в 10 раз больше населения, чем в России, — вот и все сравнение. Там политика поддержки спорта скопирована с советской системы. Вернуться к которой нам очень трудно и вряд ли целесообразно.

— У нас не советская, не американская и не китайская система. Тогда какая?

— Российская. В нашей стране много детских школ и школ олимпийского резерва, высших учебных заведений. Просто там устарело оборудование. Нужен ремонт, поддержка тренеров, строительство новых спортсооружений, оснащение ими общеобразовательных школ. Будем подтягивать все это. Сейчас, к примеру, выделены средства на закупку лучших биодобавок, которыми пользуются все команды мира. Правда, это относится к взрослым спортсменам. А копировать другие системы нам не нужно.

— Наша футбольная сборная в очередной раз не попала на Олимпиаду. А мы снова пригласили иностранного тренера с чудовищной зарплатой…

— Считаю, что футбольной молодежке действительно надо уделять больше внимания. Обязательно зададим этот вопрос РФС, имея в виду следующую Олимпиаду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *