Зачем Пентагону льготы

Борис УСВЯЦОВ,

капитан Iранга запаса, профессор.

 Как-то довелось побывать в американском городе Уичито (штат Канзас), а там — на территории военно-воздушной базы, которая расположена буквально у городской черты. В маршруте знакомства с базой было и посещение местного магазина, где неожиданно для себя обнаружил, что цены на промышленные и продовольственные товары в нем значительно ниже, чем в городе.

На вопрос, чем объясняется такая разница в ценах, сопровождающий американский офицер с гордостью заявил: “Заботой государства о своих военнослужащих”. И пояснил, что товары в магазинах, расположенных на территории военных баз, освобождены от налогов, и поэтому они дешевле, чем в городах и других населенных пунктах, и что это далеко не последняя привилегия, которой пользуются в США люди в погонах и члены их семей.

 Мне это вспомнилось в связи с реформированием нашей армии. Не буду касаться всех аспектов, остановлюсь лишь на пакете законов о военной службе, которые в ближайшее время предстоит рассматривать Госдуме. В основе их, казалось бы, благое дело — дать солдатам и офицерам достойную зарплату и отказаться от всех компенсационных выплат и льгот. Но дьявол, как всегда, таится в деталях. Под столь внешне привлекательным предлогом стоит лишение военнослужащих последних привилегий, которые пока еще отличают их от других категорий населения и делают воинскую службу престижнее иных профессий. Как известно, большинство из таких льгот было отменено 122-м федеральным законом, который впоследствии многие признали ошибочным. Например, Сергей Миронов заявил, что сожалеет, что голосовал за этот закон в ходе его утверждения в Совете Федерации. Тем не менее линия на полную отмену льгот продолжается.

 А вот в тех же Соединенных Штатах их число постоянно растет. На сегодня в американской армии действует свыше 140 льгот, бонусов и привилегий для военнослужащих и военных пенсионеров. И это не случайно. В США считают, что одной зарплатой, какой бы высокой она ни была, нельзя привлечь в государственные и муниципальные структуры, и тем более в вооруженные силы, которые комплектуются на добровольном принципе, необходимых людей, да еще специалистов. Для этого создана система натуральных и денежных льгот, благодаря которой статус военнослужащих, а также полицейских, работников государственных школ, больниц и других учреждений значительно выше в обществе, чем служащих частных и бизнес-организаций.

 При этом конечно же денежное довольствие американских военнослужащих давно уже достойное. Их основной оклад устанавливается в соответствии с законами от 1970 и 1977 годов, которые закрепляют принцип равенства оплаты государственных служащих (в число которых, естественно, входят и все военнослужащие) заработной плате занятых в частном секторе экономики и работающих на равноценных должностях. В России же подавляющее большинство офицеров не являются государственными служащими. В результате получается удивительная вещь — избранный на четыре года депутат имеет ранг государственного служащего, а человеку, который всю жизнь посвятил служению Отчизне, обеспечивает безопасность государства, в этом отказано.

 Размер основного оклада американского военнослужащего зависит от выслуги лет и ранга, который соответствует воинскому званию, а его увеличение предусматривается через каждые два года службы. Основные оклады всех категорий военнослужащих, кроме того, практически ежегодно в законодательном порядке увеличиваются в соответствии с уровнем инфляции. Оклады некоторых категорий американских военнослужащих (приведены стартовые суммы, которые военнослужащий получает первые два года пребывания в этом звании) по состоянию на 1 января 2006 года:

— новобранец, после того как отслужил 4 месяца, получает 1178 долларов в месяц;

— капрал (сержант в частях ВВС, в ВМС — унтер-офицер третьего класса) — 1662;

— мастер-сержант (первый сержант в ВВС, первый старший унтер-офицер в ВМС) — 3292;

— главный сержант (первый сержант в ВВС, главный унтер-офицер в ВМС) — 4022;

— второй лейтенант — командир взвода, экипажа самолета и т. д. — 2416;

— капитан (в ВМС — лейтенант) — командир роты, экипажа — самолета, портового судна — 3221;

— подполковник (в ВМС — коммандер) — командир батальона, эскадрильи, подводной лодки, фрегата — 4246;

— полковник (в ВМС — кэптен) — командир полка или бригады, авиационного крыла, крупного боевого корабля — 5094;

— генерал-майор (в ВМС — контр-адмирал) — командир дивизии, авианесущей оперативно-тактической группы — 8271;

— генерал-лейтенант (в ВМС — вице-адмирал) — командир корпуса, командующий воздушной армией, оперативным флотом — 11689.

 Но основной оклад лишь часть денежного довольствия военнослужащего. Другую его часть, составляющую от 60 до 80 процентов, формируют различные доплаты и бонусы. В их число входят доплаты за классность и мастерство, выходы в море, проведенные часы в воздухе, дежурство в выходные дни, участие в боевых действиях и так далее. Например, когда американский солдат, сержант или офицер попадает в зону боевых действий, ему тут же выплачивается особая надбавка в размере 250 долларов в месяц. Если солдат или офицер находится непосредственно вблизи переднего края и его жизнь подвергается реальной опасности, то плюс к этому он получает еще 50—100 долларов. Еще 3,5 доллара в день доплачивают за то, что военнослужащий уехал далеко от дома и вынужден нести дополнительные расходы на свое содержание и терпеть различные неудобства.

 Из-за того, что на войне военнослужащим, как правило, некогда и негде тратить деньги, их зарплаты перечисляются на особый сберегательный счет. Пока идут боевые действия, на эти деньги начисляются повышенные проценты (в среднем более чем в пять раз выше, чем на обычном сберегательном вкладе в американском банке). Кроме того, солдаты и сержанты полностью освобождаются от выплаты всех налогов от сумм, полученных во время участия в боевых действиях. Офицеры платят налоги, если их совокупная доля превышает 5532 доллара в месяц.

 Кстати, в Российской армии есть надбавки за участие в боевых действиях, но поскольку вокруг этих сумм много злоупотреблений — воровства, мздоимства и других преступлений, — то высказываются мнения, чтобы их отменить. Вполне возможно, что и это могло подтолкнуть к предлагаемым изменениям в Закон “О военной службе Российской Федерации”. То есть вместо того чтобы навести порядок и обеспечить нормальную выплату надбавок, предлагается просто отказаться от них.

 Если сложить основной оклад американского военнослужащего и различные надбавки, которые он получает, то его годовой совокупный доход, по данным Центра стратегических и бюджетных оценок США, составляет до 100 тыс. долларов, а некоторых категорий военнослужащих, имеющих выслугу 20 лет и более, — свыше 150 тыс. долларов. Для сравнения: годовая зарплата конгрессмена и сенатора составляет 145 тыс. долларов, члена правительства — 160 тыс., вице-президента США — 180 тыс. долларов. И если финансово-экономический кризис вынудил президента США несколько понизить уровень зарплаты высших государственных чиновников, то на денежном довольствии военнослужащих он никак не сказался.

 Еще более впечатляющим является пакет различных льгот и компенсаций, которыми пользуются американские военные и их семьи. Как известно, у нас притчей во языцех стал бесплатный проезд на общественном транспорте, оставшийся в наследство, в том числе и военным, от советской системы. У американцев, за исключением отдельных категорий ветеранов и инвалидов, такой льготы нет. Да она, надо полагать, им и не нужна. Ведь денежное довольствие даже рядового первого года службы позволяет ему купить и содержать личный автомобиль, не говоря уже о том, что оплата проезда в общественном транспорте конечно же не ударит больно по его карману. Зато есть более существенная для семейного бюджета льгота — на заправку личных автомобилей бензином на АЗС, находящихся в военных городках. Она обходится военнослужащим и членам их семей значительно дешевле, чем за пределами воинской части. Естественно, военнослужащему оплачивается поездка в отпуск, хоть на край света, туда и обратно. При этом отпускнику почти наполовину компенсируется стоимость проживания в мотеле, если он воспользовался им.

 Американские военные имеют право на бесплатное служебное жилье или же на квартиру, которая освобождается от налогообложения. Если командование не в состоянии обеспечить военнослужащего жильем, то он может снять его и получает в полном объеме компенсацию за расходы по найму. Одновременно предусмотрено предоставление льготных кредитов, а в прошлом году увеличен и максимальный размер гарантий (с 249 тыс. до 333,7 тыс. долларов) по кредитам военнослужащим на покупку собственного жилья. В итоге американский офицер имеет, как правило, собственную квартиру или коттедж и служебное жилье, если его служба проходит вдали от дома.

 Пользуются военные и скидками при оплате детских садиков (по данным Национальной ассоциации ухода за детьми, расходы военных родителей на детский сад примерно на треть ниже, чем у гражданских). В случае посещения детьми вневедомственных учреждений родители получают дополнительную компенсацию затрат.

 В министерстве обороны США недавно обновили программу мер по обеспечению социальной поддержки семей военнослужащих, исходя из того, что “супруга — не просто придаток к военнослужащему, а зачастую именно супруга принимает решение, оставаться семье в военной среде или нет”. В соответствии с этой программой законодателями приняты, в частности, решения по предоставлению налоговых льгот организациям, принимающим на работу жен военнослужащих. При назначении на должности вольнонаемных в системе военного ведомства приоритет будет отдаваться членам семей военнослужащих. Установлены единовременные компенсации семьям военных, которые выделяются при увольнении жен в связи с переездом военнослужащего на период поиска нового места работы.

 Жизнь каждого военнослужащего страхуется максимум на 400 тыс. долларов. Страховку оплачивают своим сотрудникам и примерно две трети американских работодателей. Однако “военное” и “гражданское” страхования также различаются. Так, среднестатистический некурящий 25-летний американец, застрахованный на 500 тыс. долларов, выплачивает примерно 140 долларов в месяц, в то время как его ровесник в погонах — 28. Все категории военнослужащих и ветераны имеют право на пожизненную медицинскую страховку, которая полностью оплачивается из федерального бюджета. Причем речь идет не только об оплате лекарств или лечении в госпитале. Например, даже такую дорогостоящую операцию, как пластическая, военнослужащий и военный пенсионер могут сделать за счет министерства обороны. Оно же компенсирует и значительную часть расходов, связанную с их лечением в специализированных гражданских медицинских учреждениях в случае, если госпиталь не может оказать необходимую помощь. Хотя такое происходит весьма редко, так как военные госпитали, а сеть их в США обширна, считаются лучшими в системе американского здравоохранения. Настолько, что в них предпочитают лечиться и высшие руководители государства. Похороны погибшего или умершего военнослужащего (военного пенсионера) армии США целиком, подчеркну это особо, берет на себя государство.

 В прошлом году был принят закон о расширении финансовой помощи и гарантий для военнослужащих национальной гвардии и резерва видов вооруженных сил. В частности, законом определено, что с 10 тыс. до 250 тыс. долларов увеличивается защищенная правительством США (от аннулирования в случае неуплаты взносов) сумма страхования жизни резервиста на период его нахождения на действительной военной службе. Им же запрещено выселение резервистов и членов их семей во время прохождения службы из домов вследствие неуплаты арендной платы за жилье, если она не превышает 2,4 тыс. долларов в месяц (ранее эта сумма составляла 1,2 тыс. долларов США). В дальнейшем предполагается ежегодный пересмотр этой суммы с учетом инфляции. Вводится в действие льготная программа кредитования резервистов, призванных на действительную военную службу, со ставкой не более 6 процентов. Предусмотрена возможность досрочного прекращения военнослужащим аренды жилья и автомобилей без выплаты штрафов за прерывание договора.

 Перечень льгот и привилегий для американских военнослужащих можно продолжать. Например, у них есть возможность получать за счет государства образование, есть право на профессиональную реабилитацию и бесплатную юридическую поддержку и многое другое. Но вот что интересно: даже при высокой зарплате и большом количестве льгот Пентагону в последние годы все тяжелее находить тех, кто хотел бы посвятить себя военной службе. Конечно же главная причина в том, что молодые американцы не хотят оказаться в Ираке или Афганистане. Однако проблемы с комплектованием вооруженных сил начались в США еще раньше. С окончанием “холодной войны”, когда исчезла висящая в воздухе военная опасность, американцы, не желая переносить те тяготы и лишения, с которыми связана военная служба, стали все меньше приходить на призывные пункты.

 Конечно, можно позавидовать американским военнослужащим. У них очень богатая страна, и они могут позволить себе то, что мы не можем. Сегодня мы и не ставим такую цель. Но нельзя и рушить то, что у нас есть, что несколько сглаживает тяготы армейской жизни. Я имею в виду намечаемую отмену льгот для военных.

 Зачем повторять еще раз 122-й закон? Если его все-таки повторят, то может так статься, что через несколько лет в стране вовсе не окажется желающих стать военнослужащими. Надо полагать, это хорошо понимает и министр обороны, который, касаясь комплектования Вооруженных сил, недавно заявил: “У нас абсолютно точно остается смешанная форма. Мы не стремимся к всеобщему комплектованию частей профессионалами и точно этого делать не будем”. Сделать такое заявление, противоположное многим предыдущим, его, вероятнее всего, заставил тот факт, что за счет контрактников, зарплата которых намного “достойнее”, чем у призывников, так и не удалось полностью укомплектовать хотя бы несколько соединений.

 Что же касается офицеров, то они давно уже чувствуют себя чужими на празднике жизни. Годами проживая в трущобах или скитаясь по снимаемым углам, получая денежное довольствие, размеры которого не позволяют прокормить семью, не имея возможности нормальным образом провести отпуск, офицеры вынуждены больше думать о “куске хлеба”, чем о службе. Отсюда в основном и все те негативные проблемы, которые сегодня характерны для Вооруженных сил — “дедовщина”, казнокрадство, использование в личных целях солдатского труда и многое другое.

 Для большинства офицеров недоступны бесплатные детские садики, школьные лагеря, путевки в дома отдыха и санатории. Даже за некоторые операции в военных госпиталях им приходится платить собственные деньги. Не улучшают положение офицеров ни обещания в скором будущем переодеть в новую военную форму, сшитую по лекалам Юдашкина, ни награждение лучших из них деньгами, сумма которых в разы превышает денежное довольствие большинства. Последнее, наоборот, ведет к расслоению офицеров, росту в их среде зависти, склок, а в конечном счете и вражды. А это, естественно, отрицательно сказывается на общем моральном состоянии подразделения, части, соединения и в целом армии и флота.

 А взять начавшийся процесс сокращения Вооруженных сил. До личного состава армии и флота доведен устный приказ министра обороны Анатолия Сердюкова о том, чтобы увольнение военных проходило по их собственному желанию, а не по организационно-штатным мероприятиям. В таком случае им не полагается единовременное пособие, а также долгосрочные выплаты в процентах от довольствия по должности и званию. Да и трудоустройство увольняемых лишь по телевидению выглядит в розовых тонах — с огромным выбором вакансий. На практике все происходит иначе. Чаще всего выбор будущей работы для них ограничен местом сторожа или охранника. Вот в Бийске, где раньше стояла дивизия, сейчас находится центр хранения техники. Там на постах стоят бывшие командиры батальонов, ранее служившие в этой дивизии. И это на глазах у молодых офицеров, прапорщиков и тех же солдат. Откуда у них будет уважение к военной службе, когда они видят, чем она заканчивается для тех, кто отдал ей десятки лет.

 То, что сегодня предлагает сделать Министерство обороны, только усугубляет ситуацию. Уже сейчас военные пенсионеры и члены их семей практически отлучены от военной медицины — поликлиник, госпиталей, домов отдыхов и санаториев. Министерство обороны предлагает и вовсе лишить их этого права, внеся изменения в статью 16 Закона “О статусе военнослужащих”, согласно которой уволенный из армии офицер может пользоваться военно-медицинским учреждением. Вообще категория военных пенсионеров и членов их семей, похоже, вычеркнута из круга интересов Министерства обороны, а в его лице и государства.

 Глядя на то, что сегодня происходит в армии, на положение офицеров и контрактников, их существование после увольнения с военной службы, мало кто захочет связать свою судьбу с Вооруженными силами. Как ни странно, инициатором всего этого выступает Министерство обороны — ведомство, которое, казалось бы, должно быть заинтересовано в расширении социального пакета военнослужащих и их семей, что позволило бы ему более качественно комплектовать Вооруженные силы, делать из них, как это официально объявлено, “компактную боеготовую армию”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *