И.И. Никитчук: Уроки марксизма. О роли экономического и социального факторов

Марксистская теория социального прогресса с формальной точки зрения, если иметь в виду реальное развитие мировой ситуации, оказалась не абсолютно верной. Карл Маркс объективно не мог сразу дать научно полную и безупречно верную картину будущего человечества.

Ф.Энгельс, проживший дольше Маркса, увидел, что теория Маркса в меняющемся обществе требует уточнения. В письме Й.Блоху в 1890 году, через семь лет после смерти Маркса, он поясняет: «Мы делаем нашу историю сами, но… мы делаем ее при весьма определенных условиях и предпосылках. Среди них экономические условия являются, в конечном счете, решающими. Но и политические и т.п. условия, даже традиции, живущие в головах людей, играют известную роль, хотя и не решающую…»

По мнению Маркса, именно экономическое развитие человечества на определенном этапе развития производительных сил должно было неизбежно привести к преобразованию капиталистических производственных отношений в социалистические в мировом масштабе. Схема была, на первый взгляд, логичной и простой: капитализм в своем развитии создает мировое хозяйство с настолько общественным характером производства и общественным разделением труда, что с какого-то момента люди должны были понять: все, что им остается – ликвидировать в мировом масштабе устаревшее юридическое право частной собственности, поскольку крупная собственность приобрела общественный характер.

Однако реальное мировое социальное развитие, как известно, пошло несколько иначе. И оно пошло иначе потому, что лидеры буржуазии сумели осознать всю угрозу идей Маркса для старого мира быстрее и глубже, чем пролетарии, и принять превентивные меры.

Классический марксизм был убежден в неизбежности исключительно положительного общественного развития в силу полной детерминированности социального процесса. И экономический фактор социальной жизни был в этой схеме решающим. Политические же условия, в том числе традиции, живущие в головах людей или внедренные в них, т.е. человеческий фактор, в развитии мировой социальной ситуации должны были играть значительную, но не решающую роль.

Маркс был убежден, что мировой капитализм исторически обречен – и это попадание точно в цель. Но он был также убежден и в неизбежности исторического торжества мирового социализма. А вот это, к сожалению, сегодня не может расцениваться как непреложная истина. Сегодня мир вполне может привести себя не только к мировому социализму, но и к мировому катаклизму, если и дальше миром будет править живой труп капитализма.

С одной стороны, это было заблуждением Маркса и Энгельса, с другой, — им поставить это в вину нельзя, ибо их деятельность пришлась на самое начало периода бурного развития человечества. Маркс не мог знать, что сам факт появления его теории стал спусковым крючком для совершенно нового подхода мировой «элиты» к проблемам социального развития. И чем сильнее было влияние идей Маркса на реальный мир, тем изощреннее эта «элита» противодействовала развитию мира от мирового капитализма к мировому социализму, тем большее значение приобретал человеческий фактор по сравнению с экономическим.

Далеко не все можно было рассмотреть классикам марксизма в исторической дымке будущего. Это сегодня, после всех извивов и изломов мировой истории последних ста лет, не так уж сложно сообразить, что и экономический (материальный) фактор, и субъективный (человеческий, духовный) фактор для развития социального процесса равнозначны, как равнозначны два крыла у птицы или самолета для осуществления их полета. При этом человеческий фактор может стать единственно определяющим и не просто исказить мировой социальный процесс, но исказить его принципиально, создав условия для гибели, а не для развития человечества.

В.И. Ленин – не только теоретик социального анализа, но и практик социального реформирования, столкнувшись с проблемами реального социального эксперимента, справедливо замечал, что если нас что погубит, то это бюрократизм.

И.В. Сталин – второй после Ленина великий социальный реформатор, оценивал исторический процесс еще трезвее. Наблюдая современное ему мировое сообщество, он понимал, что если конечная гибель капитализма и неизбежна, то конечное торжество социализма и коммунизма отнюдь не обеспечивается автоматически. Иными словами, Сталин понимал, что общественный характер собственности сам по себе еще не является гарантией прочности социалистического строя в условиях существования в мире наряду с социалистическим и капиталистического лагеря. В том числе и поэтому Сталин выдвинул научно абсолютно верный тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к коммунизму, понимая, что подрывная работа более социально опытного старого лагеря может разложить и уничтожить новый, социально неопытный, новый лагерь. А заодно – и весь мир.

Для коммунистов в практическом отношении это обстоятельство чрезвычайно важно. Оно акцентирует наше внимание на важности идеологической, пропагандистской работы партии с тем, чтобы избежать ошибок в будущем, ошибок, которые уничтожили первое в мире государство рабочих и крестьян – СССР.

И.И. Никитчук,

Председатель ЦС РУСО,

д.т.н.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *